Форум » Краеведение » Экспедиция по Немповолжью (продолжение) » Ответить

Экспедиция по Немповолжью (продолжение)

sander: Предлагаю обсудить здесь возможность организации экспедиции с целью фотосъемки определенных мест Немповолжья. Наверняка многие обдумывали такую возможность и не один раз. Я думаю, если найдется несколько энтузиастов, совместное путешествие покажется уже намного более реальным, чем одиночное. Предлагаю всем заинтересованным здесь высказаться и заодно указать населенный пункт, который их интересует и желание принять участие в экспедиции. Маршрут, я думаю, определится после обсуждения. Наверное, стоит обсудить и вопрос материальной поддержки участников данной экспедиции, если идея будет реализована. Лично меня интересуют с. Высокое и с. Карамыш (колонии Dönnhof и Kutter) Красноармейского района Саратовской области. Обсуждаем? Отчёт о поездке spack по бывшему Франкскому кантону находится здесь: http://wolgadeutsche.net/spack/Reise_1.htm Фотоальбомы экспедиции VovkaKak находятся здесь: http://imgsrc.ru/users/vovkakak скачать соответствующий альбом полностью можно кликнув по опции: "beta: весь альбом в ZIP архиве".

Ответов - 153, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Nic: Sedoi.de пишет: рассылались ли в действительности открытки с подобным текстом (только ложка, кружка и одеяло) или это просто поэтический образ Как я понимаю, ничто не берётся из ниоткуда. Что-то поэту навеяло в действительности. Думаю, такая открытка а) была, б) в ней были эти три предмета, но, скорее всего не просто набор из этих предметов, а что-то их объядиняло. Возможно это была открытка с рисунком некого жилого помещения, где они присутствовали. А зоркий глаз Слуцкого их вычленил, что и было его поэтическим открытием. Как-то так. PS Бонус. DIE DEUTSCHE Esslöffel, Becher und eine Decke… Sie legte die Postkarte in eine Ecke. „Ich geh nicht zum Bahnhof. Ich will hier nicht weg. Mit Decke und Becher und Essbesteck. Das ist ein Vorzeichen bitterer Not Einer wirren Zeit, die mich bedroht. Doch werd ich denen ein Schnippchen schlagen. Ich geh dort nicht hin,“ sprach in den Tagen Des Oktobers einundvierzig eine Frau, Aus Schwaben stammend, oder sonst einem deutschen Gau. Die Deutsche wurde sie hier genannt, Und für die Deutschen im ganzen Land Galt damals ein Zwangsumsiedlungsprogramm. Das machte der Krieg, dass das so kam. Zuerst legte sie in die Postkarten-Ecke Den Löffel dazu,den Becher, die Decke, Dann hat sie in tränendurchwachter Nacht Die Sache noch einmal gründlich durchdacht: „Ich gehe nicht (deutscher Eigensinn) Es sei denn, man schleift mit dem Trecker mich hin! Doch sonst nie und nimmer und nirgendwohin!“ Inzwischen saugte, voll Dampf und voll Rauch, der Kasansker Bahnhof die Verlorenen auf. Sie mussten alle aus Moskau fort Und auch aus dem Umland,zum Zugtransport, Weil jemand ja den Befehl erteilte, Weil jemand drängte, dass man sich beeilte. Und bei jedem Deutschen,wie eine Standarte, Sah man das Rechteck der gelben Karte. Die Karten, hier lagen sie nicht in der Ecke, Es stand darauf: Esslöffel, Becher und Decke. Doch sie tat die Decke jetzt wieder aufs Bett, Legte Löffel und Becher zurück ins Büffett, Entschlossen,es niemandem zu enthüllen, Dass sie hier bleiben wollte, aus eigenem Willen. Diese Deutsche, sie war ein mutiges Weib. Was tat sie nun? Sie verschloss sich im Haus. Es drang kein Geräusch, kein Wort hinaus. Sie brannte kein Licht. Der Ofen blieb aus. Nachts nicht zu schnarchen, das fiel schwer. Doch bald dachten die Leute, sie lebe nicht mehr. „In dieser Stadt hier wuchs ich auf, in dieser Stadt geh ich auch drauf. Hier werde ich stumm und taub verschwinden Und keine Behörde wird mich finden.“ Abgesprungen vom Schicksalszug Sie so den ganzen Winter ertrug. Sie sammelte Pilze im Sommer dann, Verkaufte auch Trödelkram ab und an Und vermietete, unter anderem auch mir, Einen Teil ihrer Wohnung als Schlafquartier. Um ihre Geschichte zu dokumentieren Verbarg sie, zusammen mit anderen Papieren, Hinter einem Portrait an der Wand Die quadratische Karte, die man ihr gesandt. Ich selbst las diese Karte dort: Vertreibung? Hetzjagd? – davon kein Wort! Drei Wörter reichten zu diesem Zwecke: Esslöffel, Becher und eine Decke. Boris Slutzkij, Übertragung: Ulrich Henkys, Nov. 2004 отсюда

Наталия: Nic Андрей, премного благодарна за разъяснение, я так и предполагала, что всё-таки без поэтического образа здесь не обошлось. И ещё огромное спасибо за ссылочку, там мне многое понравилось и даже появилась мысль кое-что использовать в путевых заметках, вставить хочу в уже написанное. А самое главное - ПОЗДРАВЛЯЮ С НОВЫМИ ГЛАВАМИ ТВОЕЙ КНИГИ!!! Читать буду более внимательнее, когда закончим наши путевые заметки. Они требуют много времени. С уважением Наталия.

Sedoi.de: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье. ПРОДОЛЖЕНИЕ. Вот я и в Омске, последнем крупном городе Западной Сибири, в последнем, в смысле, моего пребывания здесь. По сложившейся традиции начну с общих вопросов. "История Омска началась с возведения Первой Омской крепости на левом берегу Оми. Поводом этому послужил Указ Петра I от 22 мая 1714 года, по которому вглубь Сибири с целью нахождения "песочного золота" в городе Еркете была снаряжена экспедиция. Возглавил её гвардии подполковник Иван Бухгольц." СТАРЫЙ ОМСК Кафедральный собор Церковь Святого Ильи Тарские ворота С Омском связаны: - Ф.М. Достоевский. Находился в омском остроге с 1850 по 1854 год, многие его произведения навеяны этими страницами его жизни. В Омске есть гос. литературный музей имени Ф.М. Достоевского, единственный в Западной Сибири и не только. - Иван Бухгольц. Основал первую омскую крепость. В Омске сейчас есть площадь Бухгольца на том месте, где он высадился в 1716 году, чтобы заложить Омск. - И.И.Шпрингер - основатель второй омской крепости. - М.М. Сперанский (1772 - 1839) Генерал - губернатор Сибири. - К.Ф. Клодт ( Carl Gustav Clodt von Jurgensburg ) генерал, герой Отечественной войны 1812года, умер в Омске. - Михаил Врубель, известный художник. Родился в Омске 5 мая в 1856 году. - Александр Колчак (1874 - 1920) - адмирал - Николай Рерих, писатель, художник, исследователь. Прибыл в Омск в составе Центральноазиатской экспедиции. - Ермак, казачий атаман, завоеватель Сибири. В 1584 году заходил на территорию Омской области. - Александр Гумбольд, путешественник. - А.И. Ершов (1874 - 1943 ), писатель, родился в Омске. - Рейнгольд Иванович Рутц, 1936 г.р. - зам. директора по научной работе СибНИИСХ. - и многие, многие другие. Новый Омск Омск с высоты птичьего полёта. Иртыш, река Омь и речной вокзал. Здесь видео про Омск с РЕПОМ в сопровождении, между прочем. http://nashomsk55.ru/ Я ехал в Омск, разумеется, не для того, чтобы полюбоваться его красотами... Омск - это город, куда волею судеб заброшены мои родственники, потомки Фенделей и Шварцкопфов. В Омской области находится деревушка Орлово - Кукушкино, куда также было депортировано несколько семей из колонии Ней Денгоф, в том числе наши четыре семьи - Фендель и Шварцкопф. Деревня расположена чуть в стороне от вполне современной автотрассы Омск - Тюмень, на берегу озера Лобаново. По воспоминаниям - по этой сибирской дороге когда-то гнали ссыльных из центральных областей России - Орловской, Курской и др. В той старой маленькой деревеньке было что-то вроде лазарета, больных-ссыльных оставляли там... Да они так там и оставались. Отсюда, якобы, и такое название деревни. Так ли в действительности, трудно сказать. Говорю так к тому, что в деревне проживают добрейшие люди, потомки тех, кто на себе испытал тяготы житейские. Проявляется эта доброта, человечность по отношению к нам, чужим людям, причинявшим им неудобства, много раз. Можно много и долго говорить о том, как проходила депортация, но об этом позже, а сейчас не о том. ... Высадили нас на станции Называевка, откуда на подводах и привезли в эту самую деревушку, где расселили по семьям. Было нас четыре семьи. Наш дед Филипп сумел сохранить около себя четырёх своих детей с семьями. Думаю, что в этом помогло ему небольшое знание русского языка. Принявшие люди обогрели нас, покормили, постелили, что у них было, накрывались тулупами. Наш дед был у нас дома, как выражались наши родители, " Bei uns dacheim". Был он кузнец и прихватил с собою часть своего кузнечного инструмента. По дороге в деревню некоторые инструменты упали с телеги и этого никто из нас не заметил. Но позже деревенские женщины нашли эти инструменты и принесли их нам. В декабре 1942 года в нашей семье родилась девочка, но, прожив несколько месяцев, умерла. Моя мама пошла к председателю колхоза( был тогда самым главным в деревне), чтобы взять свидетельство о смерти. Но тогдашний председатель колхоза им. Ворошилова Тимофеев Ефим Матвеевич, родившийся в этой деревне,свидетельства не дал. Сказал матери, что если она получит свидетельство о смерти, её заберут в трудармию. Так этот мудрый и милосердный Человек спас маму от трудармии и нас, детей. Кто знает, что бы было с нами... Позже с помощью деда на краю деревни построили простейший домишко, плетень, обмазанный глиной, но с настоящей русской печью и палатями, что и было нашим местом для ночлега и игр. На улицу зимой-то не в чем было ходить. В это время дед и обучал нас грамоте по той книге, которую я показывал в наших Путевых ранее. Дорога ( на переднем плане) от деревни на кладбище. Слева на заднем плане - озеро. Наш дом стоял на краю деревни, это место видно, там сейчас кусты (в центре, на заднем плане). Конечно, побывал я и на деревенском кладбище, где в те далёкие годы мы, мальчишки, разоряли птичьи гнёзда, чтобы забрать птичье яйцо, ведь очень хотелось кушать. Захоронена на этом кладбище моя бабушка Елизавета Шварцкопф, 1880 года рождения. Кстати, именно здесь, на её могилке, установил год смерти - 1943. На сохранившемся старом памятнике, спустя многие десятки лет, можно прочитать написанное краской. Мне все говорили, что она умерла в 1944 году. Как видите, порою истину можно установить самым неожиданным образом. И это оплата за усердие и уважение к прошлому.Рядом с её могилой находятся могилы её внуков Шварцкопфа Филиппа Филипповича и моей сестрёнки Эрны., родившейся в том 1942-ом. Но её могилку я не нашёл, к великому сожалению. Здесь же в деревне проживают родственники Ефима Матвеевича Тимофеева, упомянутого председателя колхоза из далёкого военного времени. Одна из них - Тимофеева - Блинова Пелагея Ивановна, которую я встретил на улице деревни. Сейчас в деревне Орлово - Кукушкино живут, в основном, пенсионеры и беженцы из Средней Азии. Живут за счёт своего хозяйства, ибо работать негде. Продолжение своего рассказа о посещении Омской области - в другом сообщении.

Sedoi.de: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ Продолжаю свой рассказ о посещении Омской области. В четырёх километрах от Орлово-Кукушкино, моей деревни, находится некогда крупное село Троицкое. Когда-то это было крупное хозяйство - разводили лис и норок. Теперь же это всё в прошлом. В селе Троицком в послевоенные годы жил наш дедушка, здесь он и захоронен. Рядом могилы сына и внуков. К этим могилам я и пришёл, чтобы отдать дань памяти. Дед был глубоко верующим человеком, ещё в 1937 году по доносу за ним пришли. Находившийся дома сын Филипп по своей воле пошёл вместо отца - ведь было всё равно, какого Филиппа увезти. Был осуждён на 10 лет за свою религиозность, за веру. Кстати, поздней зимней ночью 1947 года его, с трудом бредущего после освобождения, случайно встретила одна из родственниц Тимофеева , председателя колхоза. Привела его домой, обогрела, накормила. Он уже был тяжело больным человеком в свои 45 лет. Так вот, в один из летних дней 1968 года наш дедушка,надев свою рубашку-косоворотку (других он не носил),вышел на улицу и босиком пошёл по деревне.Его пытались остановить - куда мол босиком? Он зашёл в кузницу, скотные дворы, прошёл по улицам села, придя домой, присел на завалинку, руками погладил свою грудь, как- будто гладил душу, и говорит: "Как мне хорошо." Тут же потерял сознание и ... через несколько дней умер. Всё это я узнал, общаясь со своими родными во время поездки. В Омске у меня была встреча с Рутц Рейнгольдом Ивановичем, родом из колонии Ней Денгоф. Рутц Р.И. - учёный с мировым именем. Сфера его научной деятельности - сельское хозяйство. Он - член-корреспондент РАСХН,,академик Российской академии естествознания, доктор сельскохозяйственных наук, профессор. Награждён многими медалями, в том числе памятной медалью " Энциклопедия лучших людей России" и медалью им. И.И. Синягина "За особый вклад в развитие аграрной науки Сибири." В настоящее время работает заместителем директора по научной работе в СибНИИСХ, возглавляет селекционный центр. По окончанию беседы с ним я получил на память одну из его книг с автографом. Вот и подошёл конец моему путешествию по Уралу и Сибири. Прощание с сёстрами. Прощайте просторы сибирские. До новой встречи. Продолжение следует, но уже из Немповолжья.

Sedoi.de: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ Поезд везёт меня от Омска к Саратову. На пути мелькают станции и полустанки, леса, поля, реки и горы... необозримые просторы российские. Вот на чём я остановил своё внимание и запечатлел эти моменты своим фотоаппаратом. Поезд приближается к Саратову. Я волнуюсь - впереди много встреч, впереди - моя родина. Вот я уже на волжской земле. Меня встретил Саратов тепло и сердечно. Впереди путь в Немповолжье. Но он уже нами рассказан, так что теперь дошёл черёд до моей родной колонии Ней Денгоф (Новинка). Наталия посвятила ей своё очередное стихотворение, я был очень тронут, так как там всё написано правильно. Мне она действительно в душу запала навсегда. Ней-Денгоф запала в душу, В твоё сердце навсегда. Что увидешь, что услышишь. Вмиг торопишься туда. Рода зов приносит ветер, Шелест трав и шум берёз. Путь к нему тяжёл, но светел, Полит кровью, морем слёз. Обошёл, объездил вёрсты, Все тропинки и мосты, На могилы предков сыпал Горсть денгофовской земли. Как познать, понять ту тайну, Притяженья той земли? Иль сегодня актуально Помнить о корнях своих? Отрицать сиё не смею И понять тебя могу. Ведь сама, как ты, болею, За тобой вослед бегу. Не могу остановиться, Бросить всё на пол-пути. Из колодца не напиться, Не ступить на пядь земли. Той, что родиной зовётся, Той, что снится поутру. От того и сердце бьётся, Побеждая суету. Я - у родника села Новинка. Немецкая колония Ней-Денгоф (сейчас - село Новинка Жирновского района Волгоградской области) была основана в 1863 году как дочерняя колония выходцами из колонии Денгоф, которая в свою очередь получила свое название по имени первого форштегера (старосты) колонии графа фон Денгоффа (Dönhoff). Часто название вновь основанных поселений - дочерних колоний - определялось по названию колонии выхода. Следуя этому правилу, выходцы из колонии Денгоф назвали свою новую колонию - Ней-Денгоф (Neu Dönnhof), т.е. "Новый Денгоф". К сожалению, я не располагаю документами об основании этого поселения и присвоении ему наименования Ней-Денгоф, поэтому не могу ответить на вопрос, было ли это решение сельского схода или административное указание какого-либо чиновника. А может быть всё произошло стихийно, само собой, в среде жителей нового поселения, а позже лишь было зафиксировано на бумаге. Вероятно, так оно и было, т.к. при посещении Энгельсского архива таких документов не нашли. Колонисты переселились в дочернюю колонию, получившую название Ней-Денгоф, в течение 1862-1863 годов в количестве 301 души мужского пола из колонии Старой Гололобовки (Денгоф), откуда до переселения они ездили в эту местность для обработки земельных участков и посевов, преодолевая расстояние более двадцати верст. Все переселенцы были лютеранского вероисповедания. Новое поселение расположилось верстах в шести от границы прежнего Аткарского уезда. Место расположения представляло собой ровную низменную местность у оврага, составлявшего вершину речки Перевозинки, и озера, окружностью около 2-х верст, которое сохранилось до сих пор. Хотя в иные годы оно полностью пересыхало. Так выглядит село и озеро в настоящее время. С северо-востока на юго-запад селение пересекали продольные улицы, впоследствии их стало 5, которые в свою очередь пересекались поперечными, так называемыми Qwerstraße. Но это план современного села Новинка. Известно, что колонисты сохраняли передававшуюся из поколения в поколение традицию - при основании нового поселения сразу строить школу, которая одновременно часто служила и церковью. Неудивительно поэтому, что население немецких колоний была намного грамотнее окружавшего его населения русских и украинских сел. По данным земской переписи 1866 г. грамотных в селе Ней-Денгоф считалось 428 мужчин и 409 женщин, что составляло более половины всего населения. На верхнем снимке бывшая церковно-приходская школа колонии Ней Денгоф (фото 1966 года) На нижнем - это же здание после ремонта в 60-ые годы ( сейчас это сельский клуб) А вот это уже здание современной школы-интерната в селе Новинка. А это - зимний сад в холле школы. (Снимок сделан при нашем посещении, когда были летние каникулы и в школе ещё шли последние приготовления к 1 сентября.) Продолжение следует.

Sedoi.de: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ В селе имелось 165 жилых помещений, из которых 75 были каменные - около половины всех строений, 90 - деревянные; 16 были крыты тесом и 149 - соломою. По данным той же земской переписи 1866 г. у колонистов имелось 136 плугов, 731 лошадь, 135 волов, 607 коров и телят, 1353 овцы, 506 коз, 835 свиней. Эти показатели могут свидетельствовать о том, что колонисты, благодаря своему трудолюбию, к этому времени были уже весьма зажиточными, что вообще характерно для немецких колонистов. Один из сохранившихся старых немецких домов в селе Новинка (Ней Денгоф ) Село Ней-Денгоф всегда было чисто немецким, за исключением нескольких человек - вероятно, это были учителя или медицинские работники, а в советский период - представители партийных и советских органов Основа всей жизни, конечно же, вода. Для питьевой воды в селе почти в каждом дворе устраивались колодцы, но вода в них по вкусовым качествам не везде была одинаковой. Моя мама рассказывала, что самая вкусная вода была в колодце во дворе дома её отца Филиппа Яковлевича Шварцкопфа, который жил на центральной улице, и этим колодцем пользовались многие селяне. Восстановленный колодец в бывшем дворе моего деда Шварцкопфа. Я пью воду из колодца своего деда Шварцкопфа. Спасибо людям, которые восстановили этот колодец. Ещё до революции в селе Ней-Денгоф некоторое время располагалась земская ямская станция с двумя лошадьми. В разное время в селе имелись две школы. Церковно-приходская школа была открыта в 1863 г. и построена в центре села. До настоящего времени в центре села Новинка сохранилось здание бывшей школы, возможно построенной ещё в год основания немецкой колонии, а может быть вновь возведенной на месте старой школы. Здание это когда-то имело два этажа, но позже верхний этаж был снят, здание было обложено кирпичом и отремонтировано. В настоящее время здесь находится сельский дом культуры. Теперь эти здания используются под хозяйственный участок. Были в селе Ней-Денгоф свои мастеровые по изготовлению ткацких станков, прялок, маслобоек, веялок, а также люди других ремёсел. Среди жителей села известные на всю округу своими ремеслами были: Филипп Яковлевич Фендель, занимавшийся изготовлением прялок и маслобоек. Родился Филипп Яковлевич в с. Ней-Денгоф в 1894 году. Когда подрос, перенял мастерство изготовления прялок и маслобоек у своего отца и занимался этим ремеслом вплоть до депортации из села в сентябре 1941 г. Но и после депортации не оставил он своё дело - проживая в Абатском районе Тюменской области, куда была выселена семья Фенделя, Филипп Яковлевич занимался ремеслом изготовления прялок и маслобоек до самой смерти. Справа стоит прялка, изготовленная одним из старых умельцев-немецких колонистов, сохранившаяся в селе Новинка. Прялка - экспонат "Музея истории села" Новинковской средней школы. Семья Юнг, занимавшаяся изготовлением ткацких станков. Глава этой семьи был первым руководителем созданной в селе Ней-Денгоф ткацкой артели "Сарпинка". Под номером 5 на фотографии мой дед Фендель Генрих Яковлевич. Коллектив артели "Сарпинка" довоенной колонии Ней Денгоф, которая занималась изготовлением известной в Поволжье ткани сарпинка. Семья Юнг была депортирована в Салехард, где до сих пор и проживает. В этом году я намеревался съездить и туда, но, к сожалению, мне это не удалось. Яков Яковлевич Линдт с женой - сельские портные. Яков Линд родился в с. Ней-Денгоф в 1872 году и был депортирован в 1941 г. в Тюменскую область, где до глубокой старости продолжал вместе с женой шить одежду на заказ. Супруги Линд являлись мастерами высокого класса! Были в селе и свои пимокаты (т. е. специалисты по изготовлению войлочных валенок) - братья Линдт: Генрих, Карл, Виктор и Александр, перенявшие ремесло от своего отца Якова Яковлевича. Возвращаясь к теме развития ремёсел в селе Ней-Денгоф, стоит упомянуть и о некоторых производствах, нашедших своё развитие в селе. Наибольшее развитие здесь приобрело ткацкое производство. Во многих домах стояли ткацкие станки, на которых вырабатывалась известная по всей России и за рубежом сарпинка. В начале 1930-х годов на базе этих кустарных промыслов была создана артель "Сарпинка". Ткацкие станки были установлены в двух, прежде жилых, домах, расположенных в центре села на территории колхоза им. М. Горького. Сырье для изготовления сарпинки привозили из Бальцера. Готовую ткань отвозили на подводах обратно в Бальцер. Работали в артели на ткацких станках в основном в свободное от сельскохозяйственных работ время. За выполненную работу рабочим артели платили деньгами, что являлось определенным источником доходов селян и поддерживало их общее благосостояние. Мой дед Фендель Давид Генрихович, работая а артели "Сарпинка", из Бальцера привозил на подводе нитки, так называемые "шпули" для изготовления ткани, а потом отвозил готовую ткань в Бальцер. В Бальцере в то время была ткацкая фабрика. Был в селе и свой маслосыродельный завод - "Die Keserei", на котором делалось сливочное масло и прекрасный сыр. Маслосырзавод работал тоже в основном после окончания сельскохозяйственных работ и выполнения плана по сдаче молока государству. В голодные 1932-1933 гг. сюда приходили дети и им перепадало иногда по порции сыворотки. Это дети тех далёких лет. Может, кто-то себя или своих близких узнает здесь. Не обошло село Ней-Денгоф и распространенное в Поволжье табачное производство. Табачные плантации находились на западной окраине села, здесь же были сооружены навесы для просушки табака. Руководил табачным производством Готфрид Филиппович Юстус. Был он рождением с 1888 года. В село приехал в начале 1930-х годов специально в связи с организацией в колхозах им. Орджоникидзе и М. Горького табачного производства. С этой целью на каждый колхоз было выделено по 25 га земли. Посев производился посадочной машиной. Табак возделывался двух сортов: ярко-желтый - турецкий и темно-зеленый - саратовский. Работы по производству и обработке табака были очень трудоемки. К обработке плантаций привлекались все жители села, в том числе и школьники. Воду для полива табака привозили на волах. На юго-восточной окраине села были три ветряные мукомольные мельницы, прежде принадлежавшие семьям Шваб, Вольф и Флеклер. Последние на рубеже 1920-30-х годов попали под раскулачивание, были репрессированы и высланы из села. В эти же годы создавались колхозы. В них был собран частный скот. Но кормить собранный скот в кодхозах было нечем. Скотина настолько отощала, что не могла стоять на ногах, приходилось её, в прямом смысле этого слова, ставить на ноги и чтобы она держалась на ногах, подвязывать её сверху на верёвках. По этому поводу на заборе , у конторы кто-то нарисовал подвешенную на верёвках лошадь - клячу и написал: " Russland hengt im Sahle Das grosse starke Reich. Statt Stiefel tragen sie Lapte Dem Bettler sind Sie gleich." И вот такой поэтический перевод на русский: "Россия" висит на верёвках, Великая держава. Лапти да поддёвка - Что с бедною Россией стало. Но возвращаясь к ранее написанному, всё-таки, может быть, кто-то из форумчан или гостей найдёт в своих архивах фотографии тех лет. А может, и в Интернете. У нас ведь мастеров на форуме хватает. Буду рад. На северо-западной окраине села, около озера, была расположена еще одна ветряная мельница, принадлежавшая прежде также семье Вольфов. По воспоминаниям жителей села Ней-Денгоф на этой мельнице когда-то делали самое вкусное, хорошее подсолнечное масло. Суббота в селе считалась общим днем уборки. В этот день улицы села приводились в порядок, подметались. В предвоенные годы в селе были свои духовой и струнный оркестры, действовали кружки художественной самодеятельности, которые выезжали с концертами в соседние села. Местом отдыха жителей села Ней-Денгоф было "Die rote Klinge", располагавшееся на восточной окраине села, в районе "Damberg'а". Здесь на лугу, вблизи родника, было место отдыха сельчан "die Rote Klinge." Продолжение следует.

Sedoi.de: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ По воспоминаниям стариков село Ней-Денгоф всегда отличалось высокой организованностью и культурой. В селе Ней-Денгоф - Новинка родились: Рутц Рейнгольд Иванович, 1936 года рождения, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, член-корреспондент академии сельскохозяйственных наук, автор более 130 научных работ, нескольких монографий. Живет и работает в настоящее время в г. Омске. О нём уже я рассказывал в предыдущих сообщениях. Флеклер Генрих Генрихович, 1940 года рождения, кандидат технических наук, потомок тех самых Флеклеров, которые пострадали за свою мельницу. Не меньших успехов достигли и потомки выходцев из села Ней-Денгоф. В Москве живет Линдт Виктор Александрович, 1950 года рождения. Его родители - выходцы из села Ней-Денгоф. Сам Виктор Александрович - военный музыкант. Его дочь, Ирина Викторовна, известная актриса театра на Таганке. Ирина родилась в 1974 г. в г. Алма-Ате. Она не только замечательная актриса, но и ещё пишет прекрасные стихи. Если хотите больше узнать об Ирине Линд, можете открыть здесь. http://www.taganka.org/html/actors/lindt.htm http://www.irinalindt.ru/ Среди тех, кто принимал активное участие в общественном движении советских немцев по восстановлению Республики немцев Поволжья также есть выходцы из села Ней-Денгоф или их потомки. Рейнгардт Филипп Филиппович, 1912 года рождения, до войны получил средне-техническое образование, работал в сельской МТС. В трудармии был в г. Краснотурьинске на строительстве Богословского алюминиевого завода. Позже, учитывая его техническое образование, был переброшен на Беломоро-Балтийский канал, где принимал непосредственное участие в создании и строительстве первой в стране газо-генераторной станции. Его сын, Рейнгардт Филипп Филиппович, 1937 года рождения, имеет высшее инженерно-техническое образование. Активный участник общественного движения российских немцев, также стоял у истоков создания общества "Возрождение", участник всех трёх съездов общества. С 1994 по 2003 гг. был заместителем председателя Омской областной организации Российской Национально-Культурной автономии. Являлся членом Консультационного совета по национально-культурным автономиям при правительстве Российской Федерации. Альма Рейнгольдовна Эглит (1949-1996), стояла у истоков создания общества советских немцев "Возрождение", была участником первого съезда общества, ответственным секретарем, а потом заместителем председателя Межгосударственного Совета российских немцев. В с. Ней-Денгоф родился отец Альмы Эглет, Рейнгольд Дайнес. Сама же Альма Рейнгольдовна родилась в г. Краснотурьинске Свердловской области, где её родители отбывали трудармию. Департация, трудармия - самые трагические вехи в жизни жителей колонии Ней Денгоф. "...Но и до смерти до своей едва ли Я забуду тот день и тот год, Когда в Сибирь или куда подале Поволжских немцев разом выселяли, Не тех, кто побывал в судебном зале, Не хутор, не деревню - весь народ" ( Автор неизвестен). Но с депортацией жизнь села не остановилась. Уже 9 октября 1941 года из Брянской и других областей центральной России, из Капустина Яра, будущего полигона испытаний ядерного оружия( из-за Волги) прибыли новые жители, среди которых : Захарикова Матрёна Яковлевна, работавшая повором, дояркой, пекарем во вновь образованном совхозе "Новинский". принимала активное участие в восстановлении истории села. Это - "Шуваевская бригада" - группа жителей села, прибывших сюда после нашей депортации из Капустина Яра. В белой кофте Захарикова Матрёна Яковлевна, 1914 г.р., прибывшая в село из Брянской обл., с. Ловать. "Шуваевская бригада" оставила после себя хорошую память, в честь неё негласно на селе стали называть старую производственную базу, где они работали, "шуваевскими навесами." На фотографии они слева . Её дочь Захарикова ( по мужу Суппес) Раиса Васильевна, родившаяся в этом селе, как и мать активна, жизнерадостна, не лишена чувства юмора, гуманности. Помогает воспитывать дочери приёмных детей. Человек творческий, пишет стихи, разные, как она говорит "для себя". Но нам всё-таки дала несколько. "Повстречался парень местный. Симпатичный, озорной. Говорит, когда же встречусь Я, любимая, с тобой? Что ответить молодому, Неженатому ему? Что уж внуки подрастают, И я бабушка ему. А прекрасны его ласки, Душа тянется к нему... Но молва- людская сказка. Как его уберегу? Не сберечь любви той Грешной, Не зажечь огонь души. Быть бы мне той первой Встречной На заре его любви. Утонуть в его бы ласках Отлюбить и отмечтать, А потом, не сожалея, Путь последний мне принять." Но есть и серьёзные, о любви к родному селу... "Земля родная, всё милей Ты нам и краше. Вновь возрождается село. Родятся детки, Папы землю пашут. Встречаем Юбилей. Здесь корни наши, Здесь наша жизнь. Пусть говорят, Что есть места, Не то, что наши. Мне без неё И грусть, и стынь." У Матрёны Яковлевны и вторая дочь, Светлана, была так же предана Новинке, проработала на её почте 40 лет. Вот такие женщины - в Новинке. В настоящее время село Новинка является административным центром сельского поселения и вполне благоустроенным, современным, по российским меркам, населенным пунктом. В состав сельского поселения Новинское входят: село Новинка, пос. Мирный и село Пограничное. Сейчас (2008 г.) в селе проживает около 400 человек. В селе Новинка помнят и чтут прошлое, изучают историю села. Примером тому и стенд в Администрации, и действующий музей в школе. Но... об этом будет особый рассказ. Главой администрации села Новинка является Кин Вольдемар Викторович, родители которого из колонии Ней Денгоф. Вольдемар вырос в этом селе, знает каждого и их нужды. Это здание администрации села Новинка. С 1989 года село газифицировано, вблизи села расположена газораспределительная станция, работающая на базе Новинского газового месторождения. В селе имеются два сельскохозяйственных предприятия: сельскохозяйственный производственный кооператив "Стимул", возглавляемый семьёй Морозовых, и крестьянско-фермерское хозяйство "Проскурино". Село связано с районным центром г. Жирновском дорогой с асфальтовым покрытием. Главные улицы в селе асфальтированы, второстепенные также имеют твердое покрытие. В селе имеются: средняя школа с интернатом, медпункт, магазин, два киоска, пекарня, сельский дом культуры с библиотекой, мукомольная мельница. Это Новинковская школа. Магазин и пекарня. Уголок села. А в планах Кина Вольдемара - много преобразований: восстановление старого парка, благоустройство ул. Садовой, открытие сельского музея, ведь основа уже есть - школьный музей. Как и прежде село Новинка по уровню своего развития, уровню жизни значительно выше окружающих селений. Продолжение по Новинке следует.

Sedoi.de: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ. Раскулачивание, 28 августа 1941 года, депортация, трудармия, спецпоселения были самыми трагическими этапами в жизни колонистов Ней Денгофа. Как и всех российских немцев. Константин Коппель (судьба неизвестна) ДАЛЕКО У САМОЙ ВОЛГИ Далеко у самой Волги, в доме на родной реке, мама песенку мне пела на немецком языке. Тридцать лет качалась песня колыбельною волной. Я не знал, что это счастье может кончиться войной. Бабьим летом в сорок первом задымили поезда. Прочь прогнали «колонистов» из родимого гнезда. А потом уже в Сибири, где мотив любви исчез, мы, мужчины, в трудармейских лагерях валили лес. Чуть поздней в тайгу пригнали женщин с пилами в руке. Хватит петь детишкам песни на немецком языке. Мамы плакали о детях и сгибались от тоски. Стыли слёзы, острый голод, как топор, стучал в виски. Хоронили их без гроба, рядом не было семьи. Эх, могилки-колыбелки, горки снега и земли! Далеко у самой Волги, в доме на родной реке, мне бы песенку послушать на немецком языке. Константин Коппель не из клонии Ней Денгоф, но он будто писал и о них... Вот об этих бывших колхозниках, передовиках, что изображены на этих снимках. О них, которые пахали, сеяли, честно трудились, растили детей, любили и... верили... А потом пополнили многочисленные "лаги", в которых их унижали, морили голодом и непосильным трудом. Учительница истории, руководитель краеведческого кружка из Тюменской области Н.В. Миронюк и сейчас НЕ МОЖЕТ ЗАБЫТЬ ОБ ЭТОМ. Вспомнила она и нейденгофовцев: -Кох, урождённую Гергерт Фриду Яковлевну, -Фогель Марию Фридриховну, -Линдт Марию Александровну, -Гиршфельд Альвину Генриховну, -Штоль Наталию Генриховну... Хожу по колонии не в первый раз и опять вспоминаю всё... и всех... ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ. Продолжене по Новинке следует.

Наталия: Sedoi.de ПРИСОЕДИНЯЮСЬ К ТВОЕЙ СКОРБИ. СКАЖИ, РОССИЯ. Скажи, Россия, За что страдали Отцы наши? В чём их вина? Все свои силы Тебе они отдали. Ты их оценила? Решила, что сполна? За то ли, Россия, Что сеяли и жали, Пахали с отдачей И строили жизнь. Неужто задолжали? И ты превратила Путь земной их В горькую полынь. Трудармией концлагерь Ты переименовала. И согнала в него Всех без разбора. За что, Россия, Ты тюрьмы создавала? За что народ целый Пленила, обвинив С укором? Земли родной лишила, Той, что предки их Отстояли у степей. Лишив когда всего, Нещадно их гноила, Остатки разметав По миру, чтоб верней. Хоть немцы все они, Но дом родной их - Волга. Они у Волги рождены. И сниться будет им Ещё очень-очень долго И дом родной, и нива. В неё от рожденья Они все влюблены. Опомнись, Россия, И... покайся. Очисть заблудшую Совесть свою. Опомнись... И не отпирайся. Я... шанс тебе Последний даю. Наталия Гусева (Шмидт) 12 июля 2010 года. *** Печаль, тоску и душевную боль Рождают воспоминанья. Мне кажется порой, Что я... иду по дороге изгнанья. По пути, что отец мой прошёл Участь свою трудармейца. Из судеб людских - частокол. Вот - история российского немца. Происхождение стало виной, Фамилия немецкая - приговором. Лишились навсегда земли родной. Лишь память бредёт вослед покорно. Она от рожденья помнит всё: Просторы волжские, луга, поля и пашню. И пенье птиц, и радуг волшебство, И кров родной, свой, домашний. Но помнит она и тоску, И скорбь от потерь и лишений. Потерянный дом и весну, Затерявшуюся в смятенье. Как обрести вновь покой? Вернуть душе и радость, и надежду? Как заглушить тупую боль, Вернуть всё..., что было прежде? Наталия Гусева (Шмидт) 12 июля 2010г. *** Небо чёрное, пожарища, Вся земля - в огне. Эшелон идёт в гнобящей, Беспробудной мгле. Оторвали всех от дома, От земли родной. "Что нас ждёт? Вернёмся ль снова К ниве дорогой?" Эта мысль всех туч мрачнее В головах застыла. Мать сыночка, что под сердцем, Ещё ведь не родила. Дума эта ей покоя Не давала, было не до сна. Представлялось родное поле, Дом... и неба голубизна. Отойдя от мысли светлой, Окунулась в мир иной. Плачет в уголке соседка, Обнимая дочку рукой. Всех одна судьба связала, Понесла на чёрном крыле. Слёз и крови пролили нимало И сгноили в промёрзшей земле. Можно ль это забыть?... Вы скажите! Можно ль это простить? А зачем? Прежний дом может только присниться. Ну а родину...не заменишь ничем. Наталия Гусева (Шмидт) 2010г.

Sedoi.de: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ Продолжаю своё повествование о нашем посещении Новинки (Ней Денгоф.) Далёкое прошлое колонии Ней Денгоф хранит не только история, не только память людей, но и ... сегодняшние названия, которые закрепились за некоторыми местами села Новинка, напоминая всем, что здесь когда-то была немецкая колония. Например, "Ульрихов пруд." Когда-то на этом месте был маленький прудик. Но вот в Новинку приезжает Ульрих(к сожалению, пока его могу назвать только так). Поселяется около пруда и это неслучайно. Он оказался человеком работящим и думающим. Серьёзно занялся поднятием дамбы (плотины), когда-то сооружённой первопоселенцами. И конечно, прудом. Он очищал его, заботился о нём. А пруд, чувствуя эту заботу, хорошел день ото дня, становился больше и глубже. Пруд привлекал и взрослых, и шаловливых мальчишек. А Ульрих охранял его от злоумышленников. Потом уехал Ульрих... Пришло новое время, плотину подняли ещё выше уже новые хозяйственники. Развелась в нём рыба, гуси плавают по его зеркальной глади, люди любуются этой красотой. Вот и мы никак не могли пройти мимо него. И уходить отсюда не хотелось... А пруд дожидается новых гостей и ...зовётся местным населением" Ульрихов" в память о том самом Ульрихе, которого он ждёт. Об этом поведали мне жители села. Притягательным местом и для местных, и для приезжих является родник Новинки. А сколько он существует - трудно сказать. С момента освоения колонии, а может, и раньше. К нему тянутся и пешком, и на машинах. А почему? Вода в нём особенная. А в это знойное лето его водичка была особенно востребована. Родник благоустроен, к нему легко и подойти, и подъехать. А возле родника речушка протекает с чудным названием Копёнка. В зарослях едва видна. Она ли питает родник или он её? Сказать точно не могу, но вот что она подпитывет Ульрихов пруд - это факт. А впадает она в Большую Копёнку, та , в свою очередь, в Медведицу, которая несёт свои воды в Дон. Вот она живая связь, природная, а за ней и ... людская. Новинку с северо-запада окружает гряда холмов, самый высокий из них в народе сейчас называют "Пупок любви". Там часто собирается молодёжь. А раньше деревенские мальчишки с высоких сопок катались на самодельных лыжах и санках.За озером, слева от сопок, располагались табачные плантации, колхозный огород, где выращивались овощи, воду для полива брали с озера. Мимо озера дорога проходила на колонию Kolb. Тут же проходил так называемый "Rinderweg" - дорога, по которой скот возвращался с пастбища, заходя на водопой. Холм за озером - "Пупок любви." ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ПО НОВИНКЕ, НО УЖЕ В МУЗЕЕ.

Winter: Генрих,спасибо большое за рассказ.Написано с любовью и читается как песня.

Наталия: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ Продолжаю я репортаж о Новинке. Сама не знаю, почему о самом главном в Новинке, о его музее, захотелось написать самой. С него мы и начали, но решили этот репортаж сделать заключительным(по Новинке). Музей об истории села создала в Новинковской школе учительница Чернова Павлина Ивановна. Корни у неё немецкие. Род Штеле, Маэр, Ляйхтлинг, Бургарт - её интерес. И родословной она занимается, и ей помощь в этом нужна. Но одержима она музеем. Собирала экспонаты по крупицам. Чего в музее только нет!!! Да вы скоро и сами всё увидете. А сколько "скрыто!" В смысле - разложено и хранится печатного материала по папкам. Другой бы , более расчётливый, давно написал бы диссертацию. Но Павлина Ивановна делает это во имя памяти, по велению души и сердца и, конечно, для подрастающего поколения. Ведь она - педагог и знает, что память в забвении - это крах. Ну как тут обойтись без поэзии. Вспомнились сразу строки поэтессы Вероники Тушновой, нашла это стихотворение её, бродя по бескрайним просторам Интернета. "Память сердца! Память сердца! Без дороги бродишь ты,- луч, блуждающий в тумане, в океане темноты. Разве можно знать заране, что полюбится тебе, память сердца, память сердца, в человеческой судьбе? Может в городе - крылечко, может речка, может снег, может малое словечко, а в словечке - человек! Ты захватишь вместо счастья теплый дождь, долбящий жесть, пропыленную ромашку солнцу можешь предпочесть!.. Память сердца! Память сердца! Где предел тебе, скажи! Перед этим озареньем отступают рубежи. Ты теплее, ты добрее трезвой памяти ума... Память сердца, память сердца, ты - поэзия сама!" Сегодня мой день начался рано, я настраивалась на этот рассказ. А попутно родились и поэтические строки ... Они посвящаются двум одержимым - Павлине Черновой и Генриху Фенделю. *** Музей. Новинка. Всё так едино В сознании моём переплелось. И, конечно, его творец Павлина, С ней познакомиться мне довелось. Музей - это её детище, творенье. Раздумья многих, многих лет. И "хлеб", и труд, и озаренье, И прошлого достойный след. Всего коснулось твоё сердце. Всему ты применение нашла. Новинка и любая её дверца Перед тобой распахнута всегда. *** Музей и Ней Денгоф - Смысл твоей жизни. О ком я говорю? Конечно, о тебе. Лишь там ты и живёшь Без тени укоризны. И к Волге, и к стране, И разумеется, к судьбе. Ты собираешь всё Давно по крохам. Твой телефон Как неизменный часовой. Читаю твои мысли По глазам и вздохам. А память как блокнот Всегда везде с тобой. Упорно она листает Страницу за страницей. В них судьбы и мечты Колонии вольной твоей. Мелькают города, Селения и лица От даты скорбной той До наших дней. Твой стол и комната твоя Давно музеем стали. Где больше экспонатов, Затрудняюсь я сказать. И диктофон, и видео С тобою побывали На Рейне, Волге и в Сибири. А может, в Салехарде Побывают, как мне знать. Всё найденное - туда, В Денгофскую Новинку. В тот скромный твой, Но дорогой музей. Растают тогда в сердце Все горести и льдинки, Мечта осуществится И станет веселей. И следуя поговорке "Соловья баснями не кормят", я отправляюсь с вами в Новинковский музей села. А дверь в него уже приоткрыта. Заходите, не робейте, вас там уже ждут. А теперь я вам предоставляю возможность походить по музею самостоятельно. Рассмотрите, по возможности, всё. Предметы немецкого быта, труда. Тут есть вклад, и не малый, супруга Павлины Ивановны, Николая Чернова. Да куда ж мы без вас, без мужчин! Такие платки носили и немецкие женщины в праздничные дни. Слева вы видите ставни и отдельные детали с сохранившегося старого немецкого дома в селе Новинка. Вы видите все названия, которые были у колонии Ней Денгоф. Прялка справа - немецкая. Такая прялка была в обиходе в немецких семьях колонии Ней Денгоф. Все экспонаты этого стенда передал музею Генрих Фендель. Все они - ценные реликвии Генриха. Принадлежали близким ему людям - деду, отцу и другим. Из поездки по Уралу и Сибири он привёз новые реликвии, которые получил от своих сестёр, друзей и просто бывших жителей колонии Ней Денгоф. А сколько ещё готовится к передаче, но уже... в муниципальный музей Новинки. Доступ в него был бы более реален для всех посетителей. Что не всегда бывает возможным в услових школы. Этот кошелёк своего деда Шварцкопфа Ф.Я. Генрих Фендель передал музею. Генрих помнит этот кошелёк в военные годы у деда. Шварцкопф Ф.Я. родился и жил в колонии Ней Денгоф до депортации. Я хочу напомнить, "Музей истории села" находится сейчас в Новинковской средней школе. На фотографии слева Генрих Фендель и Павлина Чернова в администрации села Новинка. Обсуждался вопрос о финансовой помощи музею. Продолжение по музею следует.

Наталия: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ Продолжаю знакомить вас с музеем истории села Новинка. Самодельный шприц и мясорубка, которые немцы использовали для изготовления домашних колбас. Счёты и саквояж, без которых не мог обходиться ни один бухгалтер. Газетница.В немецких семьях часто встречалась. Четверть - 3-х литровая бутыль. Была в каждой немецкой семье. Воспоминания сына бывшего директора Новинковской школы Бредис Владимира Антоновича. На фото директор Новинковской школы Бредис Владимир Антонович и учитель Авенир Морозов. Фото 1977г. Продолжение по музею следует.

Наталия: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ Продолжаю показ экспонатов Музея истории села Новинка(Ней Денгоф). Карта АССРНП. План колонии Ней Денгоф. Вот такой музей на энтузиазме создала одна учительница. Спасибо Вам, Павлина Ивановна, за Ваш труд, за чуткое, доброе сердце, за память, за всё!!! Дорогие форумчане, вот и закончилось наше посещение колонии Ней Денгоф - Новинка. Как могли, познакомили вас с ней. Но материалов собрано очень много и впереди ждёт большая работа по изучению их, систематизации и осмыслению. На нашем сайте есть материалы по колонии Ней Денгоф - Новинка. Если пожелаете с ними познакомиться, то заходите сюда. http://wolgadeutsche.net/fendel/neu_doenhof.htm http://wolgadeutsche.net/fendel_fotos.htm http://wolgadeutsche.net/list/neu_doenhof.htm http://wolgadeutsche.net/krajnew/_Neu_Doenhof.htm Если кто-то имеет какие-то материалы, фотографии по колонии Ней Денгоф, просим вас ими поделиться с нами. С уважением Наталия Гусева и Генрих Фендель. Продолжение следует.

Наталия: "Путевые заметки" пребывания в Немповолжье ПРОДОЛЖЕНИЕ Продолжаем рассказ о нашем путешествии. Из Новинки мы выехали на машине в районный город Жирновск, а оттуда рейсовым автобусом на Волгоград. Через 6 часов мы были в Волгограде. Встреча на автовокзале с Александром Шпаком и снова в автобус в Среднюю Ахтубу. Первое знакомство с Волгоградом из окна автобуса. Впечатляет. После волжских городов и городков такой простор и ширь!!! Это был Волгоград. А это город Волжский, в нём живёт Владимир Какорин, наш форумчанин VovkaKak Проехали по городу Волжский, помахали Какорину Владимуру в знак предстоящей встречи. И вот мы в Средней Ахтубе, у дома семейства Шпаков. Встреча тёплая, радушная. Замечательная семья, отличные мальчишки, очаровательная супруга Наташенька, с которой мы подружились. И вот мы вошли в комнату-кабинет, святая святых нашего форума. Всё предельно скромно, слишком скромно, комната не более 5 кв. м. Но дух замирает...По крайней мере, у меня. Всюду книги, книги, книги... Домик чистый. скромный. Комнатка. Компьютер. Аура духовности Окружает всё. Здесь родился форум, Избранным доступен. Вряд ли долговечным Был он без неё. Избранные - мы, Те, кто бредит темой. Те, кому не спится. Те, в ком не угас Огонёк любви К памяти священной, К тем, кто положил Жизнь свою за нас. Нет, народ не умер! С родины священной. Прорастает в нас, В сердце и душе. Всё для нас святое Как всегда нетленно. Всем понятно это, Им, тебе и мне. Комнатка. Компьютер. Тишина святая. Ты у монитора Сердце распахнул. Книги и икона, Истина простая - Не погаснет пламя. Коль любовь вдохнул. Откровенно говоря, я очень волновалась, даже побаивалась, хотя сама прошла "огни , воды, и медные трубы". Но опасения оказались напрасными. Наш Админ прост, радушен, заботлив. Спасибо,Александр и Наталия, за тёплый приём, за заботу о нас, за внимание. У вас нам было очень хорошо. Уважаемые форумчане, наш Админ не только отличный организатор и краевед, но и отличный садовник. Какой у него ухоженный дворик. Какой виноград в нём растёт! Пальчики оближешь. А ели виноград прямо с лозы. Не ругай меня, Саш, я не подхалимничаю, а говорю чистую правду. Весь вечер проговорили, до самой ночи, а поговорить было есть о чём, о форуме тоже. А тут и Какорин Владимир приехал. Одним словом собрался "мини-форум". Всё, смотрите сами, как всё было. Выставляю фото, но уже без комментариев. Вот и настал момент прощания. Сейчас на вокзал и прощай Ахтуба, прощай Волгоград. До свидания , семья Шпаков. Спасибо за гостеприимство, за теплоту сердец. Прощай, Поволжье!!! До новой встречи! Уважаемые форумчане, мы сделали всё, что могли. Впереди ещё много работы. Репортаж вели: Наталия - горе-мастер компьютерных дел Генрих - мэтр поиска всех и вся. А это наши рабочие места. Здесь мы творили наши Путевые заметки. К О Н Е Ц

Walerij: Наталия,Sedoi.de. Огромное Вам спасибо! В течении всего месяца ждал с нетерпением продолжения репортажей, новых фотографий где рассматривал каждую деталь. Обязательно учтём Ваши советы и опыт. Я надеюсь для собранного Вами материала найдётся место на нашем сайте. С уважением к Вашей работе Валерий.

spack: Наталия пишет: Вот такой музей на энтузиазме создала одна учительница. Спасибо Вам, Павлина Ивановна, за Ваш труд, за чуткое, доброе сердце, за память, за всё!!! Я в восторге от увиденного! Даже не ожидал, что музей в Новинке имеет такую богатую коллекцию экспонатов. Павлина Ивановна просто молодец! Если глава администрации сельского поселения пойдёт навстречу и поможет с переездом экспозиции музея из школы в сельскую библиотеку, то это будет очень хорошее, полезное и нужное дело. Откроется возможность посещать музей более широкой публике. А задача любого музея - открытось и доступность для посетителей. А в этом музее есть что посмотреть.

spack: Наталия пишет: Прощай, Поволжье!!! До новой встречи! Уважаемые форумчане, мы сделали всё, что могли. И сделали весьма интересно, увлекательно и с душой. Наталия и Генрих, не смотря на нашу личную встречу, многое увидел и узнал впервые из вашего отчёта на этом форуме. Уверен, большинство форумчан всё это время внимательно следили за вашим репортажем и теперь, когда написано слово "КОНЕЦ", участники форума оставят свои отзывы о прочитанном и увиденном. У нас не так много репортажей, так сказать, "с места событий". Поэтому такой подробный отчёт о поездке вызывает огромный интерес у наших людей. Я могу только приветствовать пободные отчёты и репортажи на нашем форуме. А вам, Наталия и Генрих, желаю дальнейших творческих успехов и новых путешествий и открытий! С уважением и симпатией, Александр Шпак

Ohm: Большое спасибо Наталии и Генриху! С удовольствием читал репортажи. Завидую и тому, что они проехали по родным местам, и тому, как хорошо они описали эту поездку.

Lili: Спасибо большое! Наталия,Генрих , вы совершили такое !!! Была приятно, тронута .И репортажи и стихи,во мне подняли такую смесь эмоций ! Думаю ,Ваши предки гордятся Вами!!! Спасибо,что Вы есть!



полная версия страницы