Форум » Культура, язык, традиции и обряды немцев Поволжья » Лютеране или старолютеране? » Ответить

Лютеране или старолютеране?

PavKKK: Какая вера была у немцев поволжья? Знаю что лютеране. но были первые лютеране и потом их объединили с кальвинистами, а те кто не хотел объединяться те стали называться СТАРОлютеранами и вони иммигрировали из Германии так вот поволжские немцы это СТАРОлютеране? или просто лютеране? потмоу что и в Америке есть два вида лютеран. одни старые как бы ортодоксальные и другие уже более примиренные с другими протестантами.

Ответов - 115, стр: 1 2 3 4 5 6 All

PavKKK: спасибо! а то мне сходить интересно было но немецкого не знаю к сожалению. так что будет интересно русский перевод послушать.

Генрих: PavKKK In Deutschland: Selbständige Evangelisch-Lutherische Kirche Altkonfessionelle Kirche

Schell: PavKKK , Мне рассказывали очевидцы, что старый лютеранский молельный дом (или церковь) в Кольб/Песковке простоял аж до 80-х годов. Местные лютеране и из соседнего Франка даже добились разрешения собираться там на службы. К сожалению, по их словам, несмотря на подписанное разрешение, здание было демонтировано и использовано на постройку частного дома.

lar: моя бабушка, католичка, вышла замуж за евангелика... говорят это было смерти подобно...

karlin: Ну незнаю, меня отец очень часто с детства в лютеранский дом молитв в Караганде таскал с собой. И по моим воспоминаниям уже где то в конце 80-х там только появились службы на русском(для молодёжи).Народ правда там был в основном с Волги. А вот когда я впервые посетила в Германии лютеранскую церковь, то был немного шок. Отличий достаточно. Некоторые мои друзя с которыми я ходила на уроки перед конформацией,после переезда в Германию уже перешли в баптистскую церковь, сильно свободные им здесь в лютеранской правила показались.А в 1996 я в музее Мартина Лютера была в Витенберге, вот там что то в объяснениях на наши "уставы" в доме молитве карагандинском похожее было. В Караганде была ещё и католическая церковь и я до сих пор помню, как бабулька одна меня с подругой оттуда выдворила, когда узнала, что я лютеранка. А подруга мне просто хотела показать католическую церковь. Так что о браках я думаю.... Кстати в Германии в некоторых лют.церквях наши старики ещё собираються на службы , на которых только наши присутствуют. Местное лютеранское население, даже приклонного возраста не выдеривают "наших" служб.

Наталия: Ганс-Христиан Дидрих, Гельмут Чёрнер ЛЮТЕРАНЕ От истоков до 1917 г. Основополагающей датой Лютеранской Церкви является 31 октября 1517 г. В этот день доктор Мартин Лютер — августинский монах и профессор теологии Виттенбергского университета — обнародовал свои знаменитые "95 тезисов". Он призывал к научному диспуту для критического обсуждения теологического обоснования и практики распространения отпущений в Католической Церкви. Со времен средневековья было принято выкупать церковные наказания за грехи. Возникло даже церковное учение, в соответствии с которым можно было путем соответствующих финансовых взносов полностью или частично освобождать себя или умерших от наложенных Самим Богом вечных наказаний. Эти индульгенции были для Церкви значительным источником доходов, использовавшихся, к примеру, для финансирования строительства собора Святого Петра в Риме. Германия также была заполонена странствующими проповедниками отпущений, которые внушали сомневавшимся в своем спасении людям уверенность в том, что с помощью денег можно избежать гнева Божьего. Лютер видел в этом большую теологическую проблему, которая может повлечь за собой далеко идущие последствия для проповеди и душепастырской практики. Потому-то он и высказал свои критические замечания: вначале — как верный сын своей Церкви. Но то, что первоначально замышлялось как дискуссия о специальной проблеме в узком кругу теологов, очень быстро вылилось в движение, которое охватило широкие круги населения и вскоре расшатало фундамент Католической Церкви; наряду с этим оно принесло с собой изменения в политической и общественной жизни. Под впечатлением от многочисленных тяжких злоупотреблений в Церкви у многих людей уже давно созревало стремление к переменам, к основательной реформе церковной жизни: Вследствие этого критические вопросы, поставленные Лютером, встретили широкое, спонтанное одобрение. То, что вначале было направлено на реформу (обновление) существующей Церкви, в конце концов привело к основанию новой Церкви, которая в своем названии, вопреки воле Лютера, использовала его имя. Лютер и его сподвижники основали новую Церковь единственно на слове Божьем — Евангелии (отсюда ведет начало ее название — "Евангелическая"). Они ссылались на Иисуса — единородного Сына Божия, как на единственного посредника в обретении спасения. Его умилостивляющее деяние может быть постигнуто нами только чрез веру - Бог дарует нам спасение единственно из Своей милости, чрез силу Святого Духа, без каких бы то ни было наших заслуг. Святей Дух преображает нас и делает новыми творениями, так что мы в священной жизни воплощаем дела веры, подобно тому, как доброе дерево приносит добрые плоды. Но эти дела не засчитываются нам как заслуги пред Богом. Первоначально евангелическая вера распространилась в немецких городах и отдельных княжеских землях. Но император и многие имперские князья все-таки сохранили верность старой вере и, следовательно, — Римской Церкви. Все усилия, направленные на то, чтобы посредством государственной власти и папского давления по меньшей мере ограничить, а по возможности погасить новое учение, оказались тщетными — не в последнюю очередь потому, что папа и император были едины в постановке цели, а в ее практическом осуществлении зачастую противодействовали друг другу. В 1530г. на рейхстаге в Аугсбурге евангелические чины — князья и города—представили свое исповедание, которое вошло в историю под названием "Аугсбургское вероисповедание". Это сочинение, написанное в основном Филиппом Меланхтоном, наряду с "Малым Катехизисом" и "Большим Катехизисом" Мартина Лютера и написанными им же "Шмалькалъденскими статьями" вплоть до сегодняшнего дня относится к числу важнейших евангелическо-лютеранских исповеданий. На рейхстаге, созванном в Аугсбурге в 1555 г., были установлены границы евангелических и католических территорий. В "Аугсбургском религиозном мире" представители римского католицизма и лютеранства условились соблюдать взаимную терпимость. В будущем они должны были придерживаться принципа: "cuius regio, eius religio" ("чья земля, того и религия"). Иными словами, лютеранское или католическое исповедание того или иного князя должно было иметь определяющее значение и для подвластного ему населения. Однако взаимоотношения двух вероисповеданий и в дальнейшем оставались напряженными. В Тридцатилетней войне (1618-1648 гг.), которая, разумеется, была вызвана не только религиозными разногласиями между католиками и протестантами, эти разногласия в отдельные периоды играли решающую роль (например, в период вторжения шведского короля, лютеранина Густава Адольфа, выступавшего на стороне протестантов). И если Вестфальский мир 1648 г. в основном еще раз подтвердил решения Аугсбургского рейхстага 1555 г., Римско-Католическая Церковь и в дальнейшем стремилась к тому, чтобы возвратить потерянные ею территории. И действительно, в результате так называемой Контрреформации в обширных частях Европы (Польша, Австрия) лютеранское влияние было значительно ослаблено, частично путем государственного и экономического давления. Вследствие этого тысячи членов евангелических общин оказались в изгнании. С 1710, а затем с 1795 по 1917 гг. в состав Российской империи входило бывшее государство Ливонского ордена (Эстляндия, Лифляндия и Курляндия), а в советское время (1940,1944— 1990 гг.) — Эстония и Латвия. Начало лютеранству было здесь положено еще в ранний период Реформации. Первым в 1521 г. принял новую веру город Рига, вскоре после этого — Ревель (Таллин) и Дерпт (Тарту). Сам Лютер написал несколько писем "всем христианам в Риге, Ревеле и Дерите". Вместе с правящими слоями — немецким дворянством и бюргерством — Реформацию осуществляло и проживавшее преимущественно в сельской местности коренное население: латыши, эсты, ливы, куры и др. Еще в XVI в., благодаря переводу реформационной литературы (Катехизиса, Сборника духовных песен) на языки некоторых этих народностей, у них возникла письменность. Нов целом вплоть до второй половины XIX в. господство немецкого правящего слоя оставалось там неоспоримым и в Лютеранской Церкви. В крупнейших городах России около середины XVI в. возникли небольшие колонии иностранных специалистов. Наряду с Москвой в этой связи следует упомянуть Нижний Новгород, Владимир, Кострому, Архангельск и др. Кроме купцов, в них жили оружейники, техники и офицеры, которых царь Иван IV приглашал главным образом из немецких земель для создания отвечавшей запросам времени, боеспособной армии. В Москве появилась первая лютеранская церковь. Позже она была названа церковью Св. Михаила. Упоминание о ней относится к 1576 г. Вторая лютеранская церковь Святых Петра и Павла, основанная в начале XVII в., сохранилась до настоящего времени. Ныне она является главной церковью московских евангелическо-лютеранских христиан. Много лютеран было угнано из Прибалтики в Московскую Русь после того, как царь Иван IV в Ливонской войне 1558—1583 гг. разгромил Ливонский орден и приказал депортировать во внутренние области России тысячи жителей завоеванных земель. В этой связи в источниках упоминаются два лютеранских пастора — Иоганн Бракель и Тиман Веттерман, которые то ли добровольно, то ли принудительно разделили судьбу членов своих общин. В XVII—XIX вв. евангелические общины возникли и во многих других городах: Астрахани, Екатеринбурге, Самаре, Саратове, Царицыне, Омске, Тобольске, Киеве, Одессе, Харькове, Тифлисе — и прежде всего там, где немецкие офицеры несли службу в русских гарнизонах. После основания в 1703 г. новой столицы — Санкт-Петербурга — и особенно после 1832 г., когда декретом императора Николая I была основана Евангелическо-Лютеранская Церковь в России, центр этой Церкви переместился в город на Неве. До 1917 г. в Санкт-Петербурге было 16 лютеранских общин (55000 прихожан): четыре немецкоязычных (41500 прихожан), одна шведская, одна финская, три смешанных — эстонско-немецкая, латышско-немецкая и русско-немецкая; к ним добавлялись семь общин, объединявших военных, придворных и чиновников. Заслуживает упоминания и немецкая реформатская община с 3500 членами, а также французская реформатская община с несколькими сотнями прихожан. Известнейшая из лютеранских церквей — церковь Св. Петра на Невском проспекте после многолетнего кощунственного использования ее в качестве бассейна летом 1993 г. была возвращена Лютеранской Церкви. В Москве до 1917 г. было три городских общины, а к тому же (с 1876г.) —т. наз. губернский викариат. В 1993 г. появилась возможность передать общине первое церковное строение на этой территории. Это была отреставрированная капелла церкви Св. Петра и Павла. Использование в церковных целях других строений, включая саму церковь, станет возможным в ближайшее время. В XVIII в. упрочение лютеранства в России происходило путем притока немецких колонистов. В 1763-1767 гг. они (25000 чел.), приглашенные Екатериной II, поселились на Волге, с 1803 г. — 150 тыс. колонистов осели на Украине, в Крыму и в Закавказье. В конце XIX в. возникли дочерние поселения немецких колонистов в южной Сибири (Омский регион, Алтай) и на территории нынешнего северного Казахстана. Последняя большая волна переселенцев (около 180000 чел.) нахлынула в 60-х годах XIX в. на Волынь. Этими переселенцами были крестьяне немецких сел Царства Польского. Часть колонистов приносила с собой традиции пиетистского благочестия, которые на новой почве проявлялись по-разному. Важнейшими из пиетистских движений были: движение, возникшее в 1828 г. в южной России (его возглавляли проповедник лютеранской традиции Эдуард Вюст и реформатский пастор Иоганн Бонекемпер), и движение пробуждения "братьев", возникшее в восьмидесятых годах XIX в. в Поволжье. Насущная проблема подготовки пасторов для лютеран была решена благодаря вновь открывшемуся в 1802 г. Дерптскому университету с его теологическим факультетом. В XIX в. он стал одним из европейских центров лютеранской теологии. В нем проходили подготовку будущие пасторы, служившие затем в России и в русской части Польши. Уже упоминавшийся декрет 1832г. об основании Евангелическо-Лютеранской Церкви упорядочивал положение всех евангелическо-лютеранских общин в России. К Евангелическо-Лютеранской Церкви, как к государственной Церкви, были присоединены и реформаты, хотя реформатство получало лишь статус государственной Церкви с ограниченными правами. В соответствии с российскими установлениями император считался главой всех христианских конфессий в империи, следовательно — и Лютеранской Церкви. Члены ее консисторий были государственными сановниками, которые приносили присягу на верность монарху. Лютеранская Церковь была многонациональной. Одну треть ее членов составляли латыши, одну треть — эстонцы и одну треть — немцы. Наряду с этим она включала в себя и некоторые другие небольшие национальные группы. Официальным языком администрации был немецкий язык. В 1843— 1845 гг. и в восьмидесятые годы XIX в. в Прибалтике под сильным влиянием православно-националистических кругов около 70000 латышей и эстонцев перешло в лоно государственной Православной Церкви. К тому же во второй половине XIX в. приобрело отчетливо различимые очертания пробуждение национального сознания прибалтийских народов, что вызвало внутри Лютеранской Церкви напряженность в отношениях немцев с латышами и эстонцами. Не без связи с этим "новопротестантские" Церкви, особенно баптисты, приобрели новых приверженцев из числа местных лютеран. В 1914г. в число членов Евангелическо-Лютеранской Церкви в России (кроме Финляндии и Царства Польского) входило: 1293000 латышей 1100000 эстонцев 1098000 немцев 148000 финнов 14000 шведов 12000 литовцев 4000 поляков 2000 ливов 1000 армян 2000 представителей разных национальностей Среди представителей "разных национальностей" большинство, вероятно, составляли русские. В целом же накануне Первой мировой войны в России (без Польши и Финляндии) насчитывалось более 3,6 млн. лютеран; в их распоряжении было 1828 церквей и молитвенных домов. Приведенная выше таблица свидетельствует о том, что Лютеранская Церковь в России до 1914 г. была многонациональной, а, следовательно, впитывала в себя влияние разных культур. В советское время Вначале казалось, что революции 1917 г. принесли с собой освобождение лютеран от принудительных мер царских властей по отношению к нерусским согражданам, особенно немцам, которые в ходе войны могли проявить свою неблагонадежность. Но вскоре стали ощущаться новые тяготы. Здесь в первую очередь следует назвать декрет Совета Народных Комиссаров от 23 января 1918 г. об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Это разделение государства и Церкви в Советской республике оказало глубокое воздействие на все религиозные объединения. Но первоначально оно распространялось на лютеран не столь сильно, как на православных. С другой стороны, образование в 1918 г трех суверенных прибалтийских государств — Эстонии, Латвии и Литвы — означало, что с того времени в них возникли и независимые Лютеранские национальные Церкви, включавшие в себя значительное число немцев. Консистории бывших русских остзейских губерний Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, на основе которых после 1918г. образовались свободные государства Эстония и Латвия, отделились от Евангелическо-Лютеранской Церкви в России. Точно также лютеранские общины в Бессарабии после того, как эта область в результате Первой мировой войны была присоединена к Румынии, пошли своим собственным путем. При этом речь идет не только о крупных общинах с устоявшимися церковными традициями, но и о диаконических учреждениях — таких, как известный Дом матерей-диаконесс в Сарате (Бессарабия). Так с того времени, вследствие политических событий, с одной стороны, уменьшилось число членов Евангелическо-Лютеранской Церкви в России, а с другой — сократилась территория, где проживали ее адепты. Оставшиеся в Советской России (с 1922 г. — СССР) лютеране (среди которых с того времени немцы составляли подавляющее большинство), как и все остальные граждане, пережили ужасы Гражданской войны (прежде всего на Украине) и голод 1921 —1922гг. (особенное Поволжье). Тем временем нужно было браться за тяжелую восстановительную работу, чтобы наполнить жизнь общин и пробств в сохранившейся Лютеранской Церкви подлинной духовностью. Особую роль в решении этой многотрудной задачи сыграли два генеральных суперинтендента: Феофил Мейер (Москва) и Артур Мальмгрен (Петроград (Ленинград)). Оба они в 1924 г. были удостоены титула "епископ". Кульминационным пунктом многогранной работы стал Генеральный Синод Евангелическо-Лютеранской Церкви в России, состоявшийся в июне 1924 г. Это был первый Генеральный Синод в истории лютеранства в России. За ним, в сентябре 1928 г., последовал второй Генеральный Синод. Но ему суждено было стать и последним Синодом в истории лютеранства советского периода. Большое значение для Церкви имело открытие в 1925 г. в Ленинграде лютеранской семинарии для подготовки проповедников. Это учебное заведение было необходимо прежде всего потому, что потенциальным студентам, собиравшимся стать теологами, в Советском Союзе не предоставлялось возможности поехать на учебу в Дерпт или вообще за границу. Большое значение для Церкви имели и длительные поездки двух упоминавшихся ранее епископов, предпринимавшиеся как с целью визитаций общин внутри страны, так и для установления интернациональных, экуменических связей за границей. Так, например, епископ Мейер в августе 1923 г. принимал участие в проходившем в Эйзенахе учредительном Собрании "Всемирного Лютеранского Конвента", на основе которого после Второй мировой войны возникла Всемирная Лютеранская Федерация. В начале двадцатых годов, в период проведения новой экономической политики, благодаря даже ограниченному свободному пространству, предоставленному частной торговле и ремеслу, несколько стабилизировалось и экономическое положение Церкви. С 1929 г., т. е. с того времени, когда был принят декрет "О религиозных объединениях", церковная жизнь всех вероисповеданий, в том числе и лютеран, стала в возрастающей степени ухудшаться. В то же время пропаганда, направленная на проведение коллективизации, приобрела явно выраженный антицерковный акцент. Насильственная коллективизация задушила Церкви экономически. Особенно в селе они уже больше не могли обеспечивать своих служителей пропитанием. Ведь крестьян-единоличников не стало. На 1930 г. приходится закрытие множества церквей. Часть церковных зданий разрушалась, часть использовалась как музеи, складские помещения, фабрики и т. д. Начались аресты и депортации, которые в возрастающей степени охватывали служителей Церкви. Только немногие из них смогли эмигрировать — прежде всего в Германию. Если в 1919 г. В Евангелическо-Лютеранской Церкви в России еще было 204 пастора, то к 1932 г. их число сократилось до 64. В 1935г. их осталось 23, а в 1936 г. — только десять! В 1937 г. в ходе "чисток" были арестованы последние лютеранские пасторы. Многие пасторы, проповедники, активные члены общин были расстреляны или погибли в лагерях. Скольким удалось пережить все ужасы — неизвестно. Мы знаем имена лишь трех людей, которые после многолетнего пребывания в лагерях в пятидесятых годах вновь поставили себя на службу общинам. Это Артур Пфейффер (умер в октябре 1972 г.), Иоганн Шлюндт (умер в марте 1993 г.), Евгений Бахман (умер в августе 1993 г.). Некоторые после освобождения из лагеря бросали пасторскую или проповедническую деятельность. Церковная жизнь, во всяком случае при внешнем взгляде на нее, с 1938 г. угасла. После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз декретом от 28 августа 1941 г. была ликвидирована Республика немцев Поволжья; ее жители подверглись депортации. Это означало конец компактного проживания немцев на территории Поволжья — да и не только там. Немцы были Насильственно переселены из сел и городов Закавказья, Волыни, Крыма, с побережья Черного и Азовского морей. Это делалось для того, чтобы они в ходе войны не переходили на сторону противника. В 1941 г. было депортировано около миллиона немцев. Особенно трагическая судьба выпала надолго немцев Украины, депортация которых тогда не состоялась из-за быстрого продвижения немецких армий. В годы немецкой оккупации (1941— 1944) немцы Украины смогли в ограниченном масштабе возродить свою церковную жизнь. В 1944 г. вместе с отступавшим вермахтом 300 тысяч украинских немцев двинулись на Запад. В Западной Польше, в районе т. наз. "Вартегау" (долине р. Варты) около Познани, их настигла Красная Армия. Они были "репатриированы" и вывезены в места депортации российских немцев — Сибирь и Среднюю Азию. Тяжкая судьба постигла и общины Лютеранской Церкви, состоявшие из представителей других этнических групп: финские, латышские и эстонские общины диаспоры были распущены, их члены насильственно переселены (большинство их, живших в районе Ингерманландии (Ингрии) около Ленинграда, было депортировано на Восток еще перед Второй мировой войной). В ходе депортации в большинстве случаев семьи разлучались. Работоспособные мужчины и женщины рекрутировались в "Трудовую армию". На протяжении многих лет, подчиненные военному режиму, часто в нечеловечески тяжелых условиях они были вынуждены выполнять принудительную работу. Люди преклонного возраста, а также женщины с маленькими детьми были подчинены режиму т. наз. "комендатур". Они должны были регулярно "отмечаться" у комендантов лагерей или поселений и находиться под жестким надзором. Вести христианскую жизнь можно было лишь втайне — в семье или в узком кругу пользовавшихся доверием лиц. В этих кружках, в лагерях и местах ссылки, люди собирались для чтения Библии и молитвы. Здесь сохранялось благочестие движения "пробуждения". Это были объединения "братьев" и "сестер", которые не только изъявляли готовность, но и были способны собираться небольшими группами для молитвы. При насильственном переселении некоторые из них сохранили необходимые для этой цели книги: Библию, Сборник духовных песен немцев Поволжья, тома проповедей Карла Блюма, Брастбергера, Хофакера. Книги духовных песен и молитвенники многие неутомимо переписывали от руки. После окончания войны российские немцы, как и другие депортированные и подвергшиеся дискриминации народы, надеялись на реабилитацию. Но эти надежды оказались тщетными. В ноябре 1948 г. указом Сталина расселение в местах депортации было объявлено "вечным". И только в 1955 г. после визита в Москву канцлера ФРГ, доктора Конрада Аденауэра в положении депортированных наметились некоторые улучшения. Но путь российских немцев к местам их прежнего обитания в европейской части Советского Союза, как и раньше, оставался для них закрытым. Поэтому возникло крупное переселенческое движение внутри советской Азии. Из мест поселений и лагерей на севере и на востоке сотни тысяч людей устремились на юг: в Киргизию, Узбекистан, в меньших масштабах — в Таджикистан и на юг Казахстана. В 1964 г., почти день в день, через 23 года после депортации в августе 1941г. "советские немцы" были реабилитированы. Но поскольку им вновь не разрешили возвращаться в места прежнего проживания, несколько тысяч человек переселились на Запад Советского Союза — в прибалтийские республики и Молдавию. В то же время началось их движение за эмиграцию в Германию. Лишь в 1972 г. Верховный Совет СССР принял декрет, разрешавший российским немцам возвращение в родные места: в Поволжье, на Украину и т. д. Но он все-таки сопровождался примечанием: "Для публикации не предназначен!" И, кроме того, на территориях, где раньше компактно проживали немцы, уже более тридцати лет жили представители других национальностей — русские, украинцы и т. д. В сентябре 1956 г. была зарегистрирована евангелическо-лютеранская община в Акмолинске (с 1961 г. — Целиноград, сейчас — Акмола). Пастырские обязанности в ней стал исполнять выдержавший многолетнее пребывание в лагере бывший пастор Евгений Бахман. Это произошло за несколько лет до начала новой волны преследований за веру при Хрущеве. Потому-то на протяжении почти десяти лет она оставалась единственной "легальной" общиной — до тех пор, пока в 1965 г. не были зарегистрированы общины в Новосибирске и Томске. Благодаря посредничеству тогдашнего председателя Христианско-Демократического Союза в ГДР Отто Нушке лейпцигская благотворительная организация им. Густава Адольфа (Gustav-Adolf-Werk) смогла подарить общине Акмолинска (Целинограда) орган и предметы церковной утвари, необходимые для проведения богослужений. После этого на протяжении ряда лет из-за осложнившихся отношений СССР и Германии такого рода помощь могла оказываться только тайно, посредством туристов, т. е. в весьма ограниченном масштабе. В этой связи следует вспомнить о пробсте Эберхарде Шредере, который, будучи генеральным секретарем благотворительной организации им. Густава Адольфа в Лейпциге, смог предпринять в Целинограде первую инвентаризацию лютеранских братских общин. Большое значение для легализации общин и основания вновь единой Церкви имели инициативы Всемирной Лютеранской Федерации, которая в 1964 г. направила в Советский Союз первую делегацию под руководством тогдашнего генерального секретаря, доктора Курта Шмидта-Клаусена. Уже в 1966 г. была направлена вторая делегация, которую возглавил новый генеральный секретарь, доктор Андре Аппель. Наряду с отношениями с тремя прибалтийскими Лютеранскими Церквами постоянное внимание уделялось контактам с рассеянными лютеранскими общинами в Сибири и Средней Азии. В дальнейшем особую заботу о расширении таких контактов проявлял занимавший долгие годы пост европейского секретаря Всемирной Лютеранской Федерации, датский пастор Д. Пауль Хансен. Во время регулярных, интенсивных и очень трудных переговоров с Советом по делам религий в Москве обсуждался вопрос о возможностях эффективной практической помощи общинам. Так, после длительных согласований появилась возможность для того, чтобы послать в Советский Союз несколько тысяч экземпляров Библии на немецком языке и другую духовную литературу. С переговорами в Москве совмещались первые официальное посещения делегациями Всемирной Лютеранской Федерации некоторых лютеранских общин (1976,1977,1978 гг.). В отдельных случаях удавалось также приглашать представителей этих общин на экуменические конференции, проводившиеся за границами Советского Союза. В той ситуации это имело для рассеянных лютеранских общин большое значение. В конце концов такие контакты позволили затем впервые провести в Советском Союзе крупное экуменическое мероприятие: в 1980 г. в Таллине (Эстония) состоялась европейская конференция Всемирной Лютеранской Федерации. В рамках этой конференции рижский пастор Гаральд Кальнинш (разумеется, с разрешения Совета по делам религий) был провозглашен суперинтендентом немецких лютеранских общин в Советском Союзе и введен в свое служение латвийским архиепископом Матулисом. Еще раньше, после смерти пастора Пфейффера (1972) и эмиграции пасторов Бахмана и Шлюндта (1973), Кальниншу давали возможность время от времени посещать общины. В 1980 г., т. е. задолго до начала перестройки, в Советском Союзе уже насчитывалось около 80 зарегистрированных лютеранских общин. В середине 90-х годов существовало примерно 200 крупных общин, насчитывавших от 50 до 1000 членов и вдобавок к этому — примерно 300 небольших групп с числом членов от пяти до пятидесяти. Первые лютеранские общины, возникшие в период депортации и в послевоенные годы, были "братскими общинами" — наследницами движения "пробуждения" в среде российских немцев. В них ощущалось его влияние и его дух, сохраненный в годы преследований. Руководство богослужением и собраниями этих общин находилось в руках испытанных, стойких "братьев" . Хотя некоторые из них осознавали свою принадлежность к Церкви, большая их часть все же считала подлинным выражением духовной жизни т. наз. "собрания", или "часы", во время которых исполнялись песни — по возможности из "Книги духовных песен немцев Поволжья", — читалось и истолковывалось братьями Писание, произносилась общая молитва. Такие "собрания" устраивались до пяти раз в неделю. Утреннее воскресное богослужение в некоторых братских общинах строилось по обычному порядку Евангелическо-Лютеранской Церкви в России, но проповеди читались из сборников проповедей. Отдельные общины по-прежнему существовали изолированно, не устанавливая контактов между собой; лишь эпизодически они посещались "старшими братьями" региона, которые совместно с ними принимали Святое Причастие. У этой самостоятельности были свои преимущества, но вместе с тем она вела и к ограниченности. Так, не все члены общин вполне осознавали то, что пребывание общин в единой Церкви представляет собой нечто неизмеримо большее, нежели целенаправленное объединение для некоторых практических дел — таких, как организация распределения религиозных книг или чего-то в этом роде. Существование многих этих братских общин в настоящее время вызывает опасения из-за старения и эмиграции многих их членов. Некоторые общины, прежде всего в Средней Азии, уже угасли. Неукоснительная приверженность к немецкому языку преграждает доступ в общины молодому поколению и людям, не знающим его. Но наряду с этими общинами в последние годы, особенно в некоторых городах, возникли общины, не придерживающиеся "братских" традиций. В них богослужение проводится на двух языках. Они также не культивируют принцип жесткой национальной замкнутости. /Цит. по: Хорошего держитесь. Пер. с нем. Ю.А. Голубкина. Х.; Майдан, 1998/ Библиотека Евангелическо- лютеранской церкви св. Екатерины Адрес: Санкт-Петербург, ул. Малая Конюшенная, д. 1, 3 этаж Добро пожаловать! © Портал реформированных католиков "Славянское лютеранство", 2004

Наталия: Я лютеран люблю богослуженье, Обряд их строгий, важный и простой - Сих голых стен, сей храмины пустой Понятно мне высокое ученье. Не видите ль? Собравшися в дорогу, В последний раз вам Вера предстоит: Ещё она не перешла порогу, Но дом её уж пуст и гол стоит, - Ещё она не перешла порогу, Ещё за ней не затворилась дверь... Но час настал, пробил... Молитесь Богу, В последний раз вы молитесь теперь. Ф.И. Тютчев. http://www.vprazdnik.ru/prazdniki/evangelical/

Наталия: КНИГА О ЛЮТЕРАНСКОЙ ЦЕРКВИ В РОССИИ ...особенно многочисленной лютеранской диаспорой была немецкая... http://www.lhf.ru/blog/page_e_0.html

spack: Наталия пишет: КНИГА О ЛЮТЕРАНСКОЙ ЦЕРКВИ В РОССИИ Наталия Я как патриот своего сайта, не могу не прорекламировать себя. Тоже самое на странице Ольги Лиценбергер

Lar0410: Добрый вечер, Форумчане. В колонии Фриденфельд (Комсомольское, Краснокутское, Саратовской) был молельный дом. Была ли там кирхе? В свидетельсве о конфирмации моей бабушки от 1905 года уже невозможно прочитать название кирхи. Или свидетельство могло быть выдано молельным домом? Семья жила в Ней-Бауер. Там тоже был молельный дом. Почему-же бабушку конфирмировали in Friedenfeld? Кто подскажет - как решить ребус? Спасибо заранее.

Diesendorf: Lar0410, по идее, свидетельство должен быть выдать приходский пастор Иоганнес Аллендорф, который находился в Экгейме. Если точно известно, что свидетельство выдано в Фриденфельде, то это может быть связано с тем, что оно было самым крупным из этих трех сел, да и находилось к Экгейму поближе, чем Ней-Бауэр. Иначе говоря, приходский священнослужитель мог приехать из Экгейма в Фриденфельд, чтобы провести там конфирмацию и выдать свидетельства жителям Фриденфельда и Ней-Бауэра.

Sedoi.de: Возможно не совсем к месту, но обращаюсь к знатокам. В селении Niedercheimdach, расположенном в среднем течении Рейна в Германии, откуда начинает свой род фамилия ФЕНДЕЛЬ, рaсположена церковь, именуемая "Kirche Maria Himmelfahrt", дейсствующая с 1200 года и по настоящее время. Кто подскажет, как правильно перевести название этой церкви на русский язык.

AndI: Lar0410 Колония Ней-Бауер относилась к церковному приходу Экгейм, пасторат которого находился в колонии Фриденфельд / Бирючье. Как в той так и в другой колонии церкви не было. Молитвенный дом в Фриденфельде был построен в 1888 и в Ней-Бауере в 1903 году. Свидетельство о конфирмации могло быть выдано разумеется в той или иной колонии в зависимости от того где проходила конфирмация, и выдает его не Церковь или молитвенный дом как таковые, а пастер прихода. В Вашем случае это было очевидно в Фриденфельде, в центре прихода, где был и пасторат. Пастером в это время там был Иоганес Аллендорф

AndI: Sedoi.de Дословным переводом было бы "Церковь Вознесения Богородицы" но ввиду некоторых отличий Католической и Православной догматики было бы в православии правильнее назвать "Церковь Успения Богородицы"

spack: AndI Однако "Himmelfahrt" - это Вознесение. И если строго переводить на русский язык, то "Церковь Вознесения Богородицы" - это правильный ответ. Другое дело, что в православии принято возводить храмы не в память Вознесения, а в память Успения Богородицы. Но вопрос не о православном храме. Можно ли в данном случае переносить православную традицию на наименование немецкой церкви?

AndI: spack так я поэтому и написал AndI пишет: в православии правильнее назвать хотя и понимаю что такого языка нет. Вопрос в том нужен Sedoi.de дословный перевод или смысловой, понятный, скажем, любому человеку в православной культурной среде Это ему выбирать, для какой цели ему нужен перевод

AndI: Впрочем, заинтересовало более глубоко разобраться Глянул для уверенности в мудрые поисковики и получил немецкий и русский варианты одного и того же сооружения в Иерусалиме. Kirche Mariä Himmelfahrt (Mariengrab) Церковь Успения Богородицы Очевидно смысловой перевод в данном случае превалирует над "дословностью"

Lar0410: Diesendorf, Andi, haben Sie vielen Dank!

Наталия: spack spack пишет: Я как патриот своего сайта, не могу не прорекламировать себя. Тоже самое на странице Ольги Лиценбергер Материалы сайта настолько интересны, что я без рекламы часто туда заглядываю и читаю, что, я думаю и даже уверена, делают и другие. Когда "замирает" какая-то тема, открытая ранее на форуме, хочется любым способом к ней вернуть интерес форумчан. Может, я ещё пока это делаю неумело, но со временем научусь.

Sedoi.de: Спасибо, ребята, за разъяснения. Данное разъяснение будет вложено в текст описания истории происхождения фамилии и рода ФЕНДЕЛЬ в собираемой мною родословной, поэтому важнее смысловое понятие названия церкви, чтобы в будущем заинтересовавшийся потомок, прочитав текст, понял суть. А история самой церкви и местности, где она расположена - селение Niedercheimbach, очень богата и интересна, как, впрочем, и все прошлое. Еще раз спасибо Генрих Фендель.



полная версия страницы