Форум » Книги & Массмедиа. Литературная страница » творчество российских немцев » Ответить

творчество российских немцев

Eugen: Уверен, и сегодня найдётся среди российских немцев немало талантливых людей. Есть предложение: весьма общее, но всё же... Предлагаю создать отдельную тему, в которой помещать произведения форумчан (и не только) или ссылки на них, если объём велик (прозу, лирику, и др., др.). Если, конечно, есть заинтересованные!

Ответов - 88, стр: 1 2 3 4 5 All

AB: Здравствуйте Еugen, что-то тишина кругом, примолкли наши немцы, может думают, может перьями скрипят-творят одним словом. Может испугались немного: всё ж таки речь о произведениях идёт, да и Александр Александрович наш тоже отмалчивается, а может и незя? Alexander

spack: AB, а что я должен сказать? Подать пример и написать какое-нибудь литературное произведение? Но у меня нет писательского таланта. Если у кого-то есть собственные произведения, то для их размещения на сайте специально создан раздел Литературная страница. В этом разделе в рубрике "Из редакторской почты" уже размещены несколько творческих произведений посетителей сайта. Так что, если есть заинтересованные, то я - только ЗА. Потребуется отдельный раздел на форуме - я сделаю.

Генрих: Herr Spack уже создал произведение - этот сайт !

Eugen: Генрих, бесспорно: сайт - лучшее произведение! Говоря о творчестве, имел ввиду не только (да и не столько) литературные произведения о самих немцах. Я говорил о "творчестве" вообще - о способе самовыражения (в прозе, поэзии, живописи, музыке, рукоделии и многом другом). Пусть не о немцах, но немцев, наших современников. Александр Александрович, можно ли там (на литературной странице) размещать своё "творчество", не касающееся конкретно немцев? Готов подать пример!

spack: Генрих благодарю за комплимент, но не стоит уделять моей персоне столько внимания, сколько ей уделяется на этом форуме. Eugen присылайте.

AB: Здравствуйте Александр Александрович! Была небольшая провокация с моей стороны. Вопрос был задан и надо было как то стену молчания разрядить. Извините,что Вас использовал, но как видите теперь произведения будут. Подать пример и написать какое-нибудь литературное произведение? Но у меня нет писательского таланта. Ежели речь идёт о чём то новом, то вольному воля, а написанное старое встречал даже на американском сайте, о писательском таланте не упоминалось, но писал Шпак. Да писатели тотчас появились, Вам правда "попало" немного, но это ведь поделом за ДЕЛО. Ежели так и дальше продолжать будете, ещё "попадёт". С уважением и наилучшими пожеланиями Alexander

Larhen: В моем стихотворении описана судьба моих предков, в страшные годы репрессий. Дед мой немец – Мох Андрей. Полюбил он немочку Варвару. Нарожали пятерых детей. Женю, Олю, Эллу, Рудю, Вальдемара. Жили дружно, пекарем дед был. Шляпки бабушка изобретала. Весь бомонд к бабулечке ходил. Ведь она и платья расшивала. Булочки, что дед мой выпекал. И конфеты, что творил искусно. Весь народ Кавказа покупал. Говорили: «Мох готовит вкусно». Весело и дружно вся семья жила. Девочки росли, их замуж выдавали. Годы вдруг репрессии пришли. Деда моего арестовали. НКВД - шники, как воры в ночь пришли. Все добро, все ценности забрали. Ствол на дедушку с угрозой навели. И под плач семьи его забрали. Оглянувшись, дед сказал семье: - Вы не плачьте, ошибочка тут вышла. - Непременно я вернусь к родне. - Успокойся Варя, совесть моя чиста. А на утро Варечка пошла В каталажку, куда деда уводили. И увидела, что люду там уж тьма. Все рыдали, свидания просили. Каждый день Варвара шла туда. Ведь надеялась, отпустят ее мужа. Лишь спустя три месяца она. Получила, что осталось ей от мужа: Вещи окровавленные все. И рассказы тех, кто был с ним рядом. Говорили: « Мох твой был кремень». Хоть под ногти иглы загоняли. Никакие пытки не смогли. Волю надломить, хоть истязали. И спустя три месяца враги… Деда, как врага народа, расстреляли.

Larhen: В трудовом лагере. В теплушках везли их на север. И гнали, как скот в Казахстан. Потомок, услышав, не верил. Что предок его так страдал. А предки его в Казахстане. Нагими в трудармию шли. Нагайкой скоты погоняли. Девчонки носилки несли. Тащили носилки девчонки. Амбал, что не сможет поднять. Ослабнув, упала девчонка. Надсмотрщик стал избивать. Он бил и смеялся, подонок. К лицу ей сапог подносил. Кричал, коль не встанет ребенок. Стереть в порошок ей грозил. Другие ее поднимали. Пытались девчонку спасти. Остатки еды собирали. Смогли кипяток принести. С распухшей губою девчонка. Осталась на досках лежать. С утра на носилках ребенка. Несли, чтоб в снегу закопать. Под снег положили девчонку. Сил не было яму копать. И в куче замученных трупов. Весну будет девочка ждать. Весною ручьи побежали. В барак поступило тепло. Снега, что тела прикрывали. Покинули трупы давно. И трупы, замершие в зиму. Оттаяли, стали смердеть. И те, кто сорвал животину. Тащившие стали болеть. И новые трупы носили. Пытались и их закопать. Копая, болезнь подхватили. В барак свой пошли умирать. Вот так наши предки трудились. Живя за колючкой за то… За то, что в России родились. За нацию - выжгли клеймо. И если родился ты немцем. На север тебя надо гнать. Культуру свою ты не сей нам. В барак ты иди помирать. *** На девушку повесили клеймо. В семнадцать стала дочерью «врага народа». Друзья, что заходили в дом ее. Стали бояться, встретив у порога. Они боялись с ней заговорить. Иль просто улыбнуться опасались. Ей было больно взгляды их ловить. А иногда и реплики случались. Бросали в след ей реплики лишь те. Чьи души были куплены врагами. Их деды расстреляли царскую семью. Сыны святые двери открывали сапогами. Они входили в семьи, где был мир. В дома, что честью прославлялись. Мечтали, чтобы мир заговорил о них. Не думая, что сатане продались. Пошли на все, продав друзей, родную мать. Напившись крови и пройдя по трупам. Решили в нации врага искать. Коль немец ты, не можешь быть ты другом. Не важно, что культуру ты привез. Что «лапотной» открыл окно в Европу. В Сибирь отправим род твой, чтоб замерз. Мы не боимся ничего, потеряна дорога к Богу. И девушка, что умницей была. Теперь в Сибири лес валила. В семье единственной кормилицей она. Тащила воз, что мужику по силам. *** Парализованного деда Магеля. Звери-солдаты в сани посадили. В соседнюю губернию они. Под дулом старика сопроводили. В губернии открыли простыню. Что от мороза деда прикрывала. Картину, что увидели они. Ночами долго спать им не давала. Старик парализован был. Не мог он быть врагом народа. Господь дедулю пощадил. Душу забрал у самого порога. Измученное тело старика. Солдаты видели закоченевшим. Лицо ж светилося его. Видно увидел Рай, болевший. Конечно, в Рай попал старик. Ведь прожил жизнь свою достойно. Солдат, тащивший старика. Застрелен был на скотобойне.

Eugen: Larhen Это точ в точ о и моих дедушках и бабушках! Им до сих пор трудно и больно вспоминать. Очень трогают стихи ваши.

russ28: Заходите все ко мне, буду очень рад:) http://www.stihi.ru/author.html?russ28

silvester: russ28 Конечно заходил. В силу своего возраста мне конечно уже поздно увлекаться поэзией и рокн-роллом, но молодым есть что почитать и послушать. В общем молодец.

Ридель: Уважаемые господа! У меня было очень непростое детство (Энгельс, Красноярский край, детские дома Сибири и Урала, потом Казахстан и т. д.). Я написал о нём повесть-воспоминание, которую назвал "Ограничения". Книгу сам напечатал, сам переплёл с десяток экземпляров, раздал их детям, внукам (для них я и писал), друзъям. Книгу показал журналистам (Евгению Варкентину, Dortmund, Екатерине Кузнецовой, Караганда). Их отзывы очень положительные, все рекомендуют к печати. В Караганде одну главу напечатали в газете, две главы приняли к печати в журнале. В русскоязычных изданиях материал моей книги приняли, но они лежат без движения. О моей истории были большие статьи в русскоязычных газетах ( в газете "Земляки" за апрель 2006 года и в берлинской газете "Европа-Экспресс", №36, сентябрь 2007 года). Кстати, последняя статья называлась "Тернии и звёзды Роберта Риделя (от ссыльного до лауреата Государственной премии СССР). Всё это я рассказываю, чтобы показать, как всё непросто с нашими публикациями. Я свою программу-минимум выполнил - мои дети и внуки прочитали книгу с интересом. Но она была интересна всем, кто её читал (немцам и русским, старым и молодым). Я с больши уважением отношусь к вашему сайту и понимаю, что основная его направленность - восстановить историю многострадального народа - российских немцев. Но эта история восстанавливается не только сухим перечнем документов, но и памятью участников этих событий. И ещё одна реплика, У меня сложилось впечатление, что "Энциклопедия" о российских немцах больше сосредотачивается на немцах прошлых веков ( с массой ненужых деталях). Возможно потому, что о них сохранились архивы. И в советский период были немцы (даже во время ссылки), которые внесли много положительного в жизни страны. Но найти таких, конечно, труднее... Извините за многословие, тема очень волнует! С уважением, Роберт Ридель, Морбах, Германия.

Bernhardt: Ридель И ещё одна реплика, У меня сложилось впечатление, что "Энциклопедия" о российских немцах больше сосредотачивается на немцах прошлых веков ( с массой ненужых деталях). Возможно потому, что о них сохранились архивы. И в советский период были немцы (даже во время ссылки), которые внесли много положительного в жизни страны. Но найти таких, конечно, труднее... Интересное замечание. Думаю, что такой "перекос" произошел по объективным причинам. 1) По положению в энциклопедии представлены статьи только об уже умерших персонах. А многие из упомянутых Вами, к счастью, еще живы. 2) Авторы (инициаторы) статей либо историки, либо лично заинтересованные люди (родственники, потомки, знакомые). Я полагаю, что "профи" среди них было больше, а вторая половина 20-го века только начинает "погружаться в историю", если можно так выразиться. Не знаю, попал бы в эциклопедию один из самых выдающихся российских немцев Евгений Пиннекер или нет, если бы я не поинтересовался однажды: "А кто пишет про Пиннекера?" Пришлось самому писать, так как считал себя лично в этом заинтересованным. А про Пауля Рикерта написал его старший сын Фридрих Павлович. Нет, например, в энциклопедии статьи о Герхарде Гардере, одном из руководителей миссии Нансена, помогавшей голодающим Поволжья, отчиме Александры Поповой-Гардер. Нет, потому что его "болельщик" (муж Алекснадры Васильевны) актер театра Леонид Александрович Давыдов-Субоч преждевременно умер, не успев ничего сделать в этом направлении. Судьба.

Riedel: Bernhardt пишет: 1) По положению в энциклопедии представлены статьи только об уже умерших персонах. А многие из упомянутых Вами, к счастью, еще живы. Странное для энциклопедии положение. Это для того, чтобы не включили соседа? В советских энциклопедиях, насколько я помню, можно было прочитать и про ещё живого О. Ю. Шмидта, и про других живущих. А если вспомнить, что в 40-50 годы русских немцев разбросали по окраинам Сибири и Средней Азии, что многие были лишены возможности получить образование и в "люди" выбивались единицы, то писать о них будет просто некому.

Bernhardt: Возможно, что Вы и правы. Впрочем, это вопрос к Рудольфу, как члену Редакционной коллегии и Редакционного совета энциклопедии.

spack: Петер Зиннер, Иоганнес Шлейнинг, Клара Оберт, Август Лонзингер, Августин Баумтрог и ещё целый список - они все, наверное, живы, коль их не включили в ЭРН?

михель: Ридель , если Вы не преследуете коммерческие цели изданием книги, то может быть имеет смысл предложить господину А. Шпак выставить эту книгу на этом сайте ?

Bernhardt: spack пишет: Петер Зиннер, Иоганнес Шлейнинг, Клара Оберт, Август Лонзингер, Августин Баумтрог и ещё целый список - они все, наверное, живы, коль их не включили в ЭРН? Тогда, прежде всего, вспомним Карла Густава Маннергейма, царского генерала, министра обороны и президента Финляндии.

RollW: К сожалению у меня нет ЭРН,но думаю по разным причинам туда не попали еще многие "забытые имена"

Schell: Bernhardt пишет: Тогда, прежде всего, вспомним Карла Густава Маннергейма, царского генерала, министра обороны и президента Финляндии. Он был не немцем, а из финских шведов: http://de.wikipedia.org/wiki/Carl_Gustaf_Emil_Mannerheim



полная версия страницы