Форум » Книги & Массмедиа. Литературная страница » Об этом можешь и не говорить, но знать - обязан! » Ответить

Об этом можешь и не говорить, но знать - обязан!

Bernhardt: Об этом можешь и не говорить, но знать — обязан! I. В каждом обществе есть вещи, которые все знают, но о которых не принято говорить. Часто это бывает нечто важное. Точнее — очень важно об ЭТОМ не говорить. Вещь-то сама по себе может быть и пустяковая, а вот упоминание про нее может к таким последствиям привести, что... Вот скажем, эка невидаль, нравятся тебе американские консервы или нет, а сколько было случаев при Сталине, когда за подобную фразу — «А все-таки вкусные у американцев консервы!» человек мог затеряться где-то в лагерях. При демократиях, да в нынешние времена последствия, конечно, не такие брутальные, но все же... Вот сказала как-то вскользь одна германская телеведущая, говоря о проблемах семьи, что-то вроде «даже при Гитлере...» И все — нет больше такой ведущей на германских телевизионных каналах... В общем, важно это знать, чтоб не попасть в просак. По этой причине иногда даже школьные программы меняют и новые предметы вводят. Помнится, в 80-ых, пришла как-то к нам подруга жены и принесла специально для детей написанную книгу. Вся такая «глянцевая», в ярких картинках. И стала нашим маленьким детям рассказывать все «про это». В 90-х годах на НТВ даже такая передача была: «ПРО ЭТО». Не знаю, принес ли перевод этой темы из закрытых в разряд общедоступных что-то «доброе-вечное» подрастающему поколению, или нет. Спорный вопрос. Да я и измененний-то этих в школьной программе не видел, что бы на эту тему рассуждать. Но бесспорно одно, некоторые аспекты «этого» просто необходимо знать. Например, незнанние как противостоять попыткам изнасилования является причиной неимоверного числа трагедий. Особенно в прошлом... Далеко ходить не надо — 1945 год. Против лома, как известно, нет приема. И тем не менее... Дядю Петю я знал с детства. Прийск был не такой уж большой, чтоб не знать. Тем более, что немцев после снятия комендатуры практически не осталось. Но что значит знал? Просто знал, что он «из наших». Семьями мы никогда не дружили, они жили в одном околотке, а мы — в другом. В январе 2000 года умерла наша мать. По дороге с кладбища дядя Петя мне сказал: «Я читал твои книги, отец давал. Мы-то с Украины. Нас потом сюда, после войны. Мы же в Германии были. Что они там творили, что они там творили... Ты приходи ко мне, я тебе расскажу.» Недели через три, перед отъездом, я пришел к нему с диктофоном. Записал одну пленку, но тем не менее беседы, можно сказать, не получилось. Провожая меня до ворот, он сказал: «Вот ты записал, но своего согласия это публиковать я тебе не даю!» И не дожидаясь моего вопроса, быстро добавил: «Тут никогда не знаешь, как оно повернется. Вот Путин пришел, а ведь он из КГБ! И что дальше будет, ни кто не знает.» Сейчас дядя Петя давно уже живет где-то в Германии. Но его имя, как и имя его тетки, я, естественно, изменил. Не имею права привести здесь это интервью, но хочу сделать «выжимку» из нашей беседы, потому что такие вещи должен знать каждый. В общем-то он не так уж много и рассказал. Он видимо уже пожалел, что пригласил меня, но деваться было некуда и кое-что мне удалось из него вытащить. Это было на территории Польши. Они шли на запад с обозом телег, спасаясь от советских войск. В каком-то городке обоз застрял у моста через реку. По ту сторону реки была Германия. Но было уже поздно. Их окружили и стали выдергивать из толпы мужиков. Он был подростком. Мать кинулась его защищать, но получила удар по голове прикладом. Всех мужчин собрали вместе и повели назад. В конце дня их разместили в каком-то большом помещении. Ночью туда вломились пьяные солдаты и открыли стрелбу из автоматов. Утром насчитали 23 трупа. Я спросил его, что стало с женщинами, были ли изнасилования? Он ответил, что ничего не знает, так как всех мужчин сразу увели, а мать его долго была без сознания (в начале 90-х она была прооперирована в Германии в связи с последствиями этого удара). Но потом он вдруг засмеялся и сказал, что когда все собрались в Караганде, женщины благодарили тетю Минну за совет. Этот совет спас многих. Оказывается, незадолго до захвата обоза тетя Минна провела «воспитательную» беседу среди женской части родственников и дала совет. Совет очень простой, как просто все гениальное: «Если будут насиловать — ссыте, срите в штаны все что есть!»

Ответов - 8

Bernhardt: II. В апреле, когда появлялся наст, ходили кататься на лыжах с окрестных гольцов. Однажды были на "Кварцевом". Стояли на вершине и смотрели на раскинувшийся внизу распадок Догалдына — пирамиды шахтовых отвалов над развалинами закрытых прийсков... - Да тут, наверное, можно еще много накопать!.. - Да, много... И на десять, и на пятнадцать... - Тысяч?! - Лет! Конечно это был Дима, кто же еще? Нас было человек пятнадцать. Никому бы другому и в голову не пришло такое. Тем более вот так принародно ляпнуть. Разговаривать про золото было не принято. Разумеется, само слово присутствовало в местной речи, но ровно настолько, насколько это было связано с производством. Не более того. «Острова сокровищ» и наше золото сущуствовали в параллельных мирах. Раз в несколько лет происходило какое-нибудь ЧП. Где-то на необъятных просторах Советской империи кто-то попадался с нелегальным золотом. По его химическому составу определялось месторождение, на котором произошла кража и вся криминальная "цепочка" рано или позно оказывалась за решеткой. Если дело было связано с нашим прийском, "начальное звено" этой цепочки обсуждалось на местных "кухнях". Если золото было "старое", то есть с тех времен, когда еще были государственные "золотоскупы", или если оно было намыто где-то на отвалах, вердикт был простой: «Это ж каким надо быть идиотом?! С золотом связался!!!» Если же золото было "шахтовое", вердикт был более эмоциональным. Оно и понятно. Кража золота на шахте была в определенном смысле кражей из кошелька каждого работника этой шахты — от выполнения плана по золоту зависили шахтерские премии. Таково было мнение местной "общественности" на эту тему. Оно нигде не афишировалось. Дети его впитывали, что называется, с молоком матери. Дима, ныне «Заслуженный врач» Российской Федерации, естественно, не был идиотом. Просто он не был местным... А действительно, как можно узнать то, о чем обычно не говорят? Еще хуже: как узнать правду о том, о чем много говорят, говорят все что угодно, все... кроме правды? Вот например, тайна исповеди. В советские времена (молодежь, естественно, не поверит) нам вдалбливали в школе, что "религия — это опиум для народа", а все "попы" были "агентами охранки". Другими словами, что Церковь всегда была на службе у правящего класса, как один из инструментов подавления всех остальных. Отсюда само сабой вытекало, что никакой "тайны исповеди" в реальной жизни просто не могло быть. Логично, особенно если в округе на тыщу километров ни одной церкви, ни одного священника... Но еще в школе я совершенно точно знал, что тайна исповеди, по крайней мере в Католической Церкви, была совершенно реальным явлением. И доказательство преподнесла мне "родная" Советская Власть. Можно сказать, «на блюдечке с голубой каемочкой». В программе по литературе мы проходили "Овод" — роман Этель Войнич изданный в 1897 году. В отличие от одноклассников роман мне совершенно не понравился. С "сознательного" детства (видимо в силу места рождения ) органически не переношу ни "революции", ни "революционеров". Но Войнич я был благодарен. За тайну исповеди. Главный герой, участник некой тайной организации революционеров, подвергшийся жестокому презрению со сторону саратников за предательство и ставший изгоем на долгие годы, вдруг был полностью и безоговорочно реабилитирован в глазах всей своей революционной братии. Реабилитирован лишь только потому, что братва узнала, что он рассказал о планах организации не кому-то и не где-то, а священнику на исповеди. Вот так вот... Выходит, что по мнению "борцов" с режимом в Италии священники хранили информацию полученную во время исповеди надежнее, чем швейцарские банкиры тайну своих вкладов. Можно было, конечно, подумать, что это все голый вымысел автора. Но, во-первых, роман был написан "современницей", да еще и, судя по всему, бывшей "в теме". Во-вторых, никто из братвы за прошедшие 100 лет ни разу не выступил с "опровержением". Я назвал это для себя «эффектом Войнич». Любой пропагандистский миф, как платяной мешок для шила. А шила, как известно, в мешке не утаишь. Просто смотреть на мешки надо непредвзятым взглядом...

Bernhardt: III.

Bernhardt: У каждой страны есть герб. Хорошо, скажем так. Каждое приличное государство имеет государственный герб. Каждый дворянский род имеет родовой герб. Почему бы и отдельному народу не иметь нечто подобное? Некий символ или образ, выражающий его характер, менталитет или судьбу... Символика национальных движений, как мне кажется, притендует именно на это. Например, символ Землячества немцев из России (Die Landsmannschaft der Deutschen aus Rußland e. V) — золотой колос на черном фоне. Как-то мне объясняли, что это должно означать: «куда немца ни забрось, он "прорастет" как пшеничное зерно». Но как сказал Александр Вампилов, устами Сарафанова: «Жизнь мудрее всех нас, живущих и мудрствующих». В долине Рейна природа создала настоящее чудо, которое Вы видите на фотографии. Для меня именно это дерево является символом российских немцев. Не могу себе представить, что можно придумать что-нибудь еще, более точно и ярко олицетворяющее нашу судьбу.

sander: Bernhardt пишет: «куда немца ни забрось, он "прорастет" как пшеничное зерно».

Bernhardt: Присоединяюсь к Вашему Думаю, разработчики символа действительно именно это и имели ввиду. Но что человеческое воображение по сравнению с реальностью Природы?! Это красивое дерево, с большой здоровой кроной. Таких деревьев миллиарды на планете. Как видно по фотографии оно растет у всех на виду. С другой его стороны дорожка, по которой каждый день проходят люди. И ни у кого и мысли не возникает, что это какое-то особенное дерево. Специально наблюдал. Если кто-то и обращал свое внимание, то не на дерево, а на меня. Те, кому я его показывал, удивлялись, почему они этого раньше не замечачали? Но, как известно, лучше один раз увидеть... Хотя фотограф из меня еще тот...

Bernhardt:

Bernhardt:

Bernhardt:



полная версия страницы